UNITREC
UNITREC
RusTransChina Cargo-R0005 LOGOS CARGO TaoBao-Cargo HongFu - Alexander Cargo Express-China https://kitaydostavka.ru/ 99francs 929
Бизнес с Китаем: полное пособие для начинающих Правила использования подписи Реклама в рассылке по БД форума
http://asrcargo.ru/


Тема:

ВАЙГО или заметки из жизни одного шанхайского лаовая


Старый 23.09.2009   #1
Ruslan Ma
основатель и владелец форума
 
Аватар для Ruslan Ma
 
Адрес: вездесущий
Сообщений: 3,205
9 лет на форуме
Рейтинг мнений: 657
Репутация:
По умолчанию ВАЙГО или заметки из жизни одного шанхайского лаовая

Подбросил ссылку на сей труд мне один знакомый, чтобы узнать мое мнение. Могу сказать однозначно - зачет! Это начало одного из рассказов этого автора, который сочно описывает свое алкогольное одиночество и шанхайскую жизнь. :D Если понравится, то выложу продолжение.


На кепке автора как раз и есть заветные иероглифы 老外. Перевод, который так нравится автору, т.е. "заморский черт" на самом деле относится к другому, действительно, оскорбительному прозвищу лаоваев 洋鬼子- yángguǐzi.

...Открываю глаза.
Дома. Я – дома, и одно это уже хорошо.
Ночь прошла успешно. Не ворочался на влажном от пота матрасе, а спал. И кажется, без кошмаров.
Мутит после вчерашнего, но вполне терпимо.

Сквозь тюлевые занавески видны вытянутые силуэты кипарисов. Солнце, настырное, лезет в комнату.
На полу возле кровати стоит откупоренное пиво. Почти полная бутылка, оставленная на утро. Благоразумно. Последнее время я здорово остепенился. Мне тридцать восемь лет, и уже пора заботиться о здоровье.

Спускаю ноги с кровати. Борюсь с искушением выпить пива прямо сейчас, делаю лишь пару небольших глотков и ковыляю в ванную.

В зеркале разглядываю себя – ещё вполне ничего. Грудные, конечно, уже не те, да и руки заметно отощали, но всё же каждое утро я делаю сотню отжиманий, как бы не провёл предыдущий вечер. Дисциплина прежде всего. Иначе не удержаться на плаву, с моим-то образом жизни. Ну разве что последние пару месяцев не делал. Мне и ногти на ногах подстричь некогда, какие уж тут отжимания. Ноги тоже стали совсем худые, от того, что много хожу пешком. Живота почти нет, особенно, если втянуть. Лицо помятое, но надо лишь умыться холодной водой и будет лучше. Беда только, что при такой жаре вода из крана всегда идёт тёплая, с каким-то болотным привкусом. Говорят, её ни в коем случае нельзя пить. Даже кипячёную. Может, и так, но я не трачу деньги на покупную.

Припадаю к крану. Делаю несколько глотков . Набираю в ладони воды и плещу на лицо.

Брился я только вчера, на сегодня вполне сойдёт и так. Зубы чистить раздумал – от зубной пасты могу запросто проблеваться. Полувыдавленный, смятый в самой середине тюбик «колгейта» противен уже тем, что здорово похож на меня. А вот ещё тупая бритва-одноразка. И пересохший обмылок на фальшивом мраморе столешницы... Иногда я представляю, как они вот-вот оживут, точно в «Мойдодыре» или «Федорином горе» и выскажут мне всё, что думают. Да толку-то... Я и сам знаю, что они скажут.

Стоя под душем, намыливаю подмышки и пах. Размышляю - не подрочить ли. Особой бодрости не ощущаю. Ладно, может, чуть позже.
После водных процедур, ничуть не посвежевший, возвращаюсь в комнату, напяливаю шорты и футболку.

Пиво прохладное – кондиционер у меня всегда на восемнадцать по Цельсию. Поэтому-то мне и удаётся – не всегда, но удаётся – просыпаться не в луже пота. Мою квартиру сосед-немец называет «Зибирия» и приходит в гости в вельветовой куртке. Немца зовут Лас. Круглолицый, в очках, он смахивает на фашиста-тыловика или на протестанского пастора, торгующего наркотой в свободное от службы время.

Лас живёт этажом ниже, прямо подо мной. Иногда мне лень звонить ему или писать смску, и я просто стучу пустой бутылкой об пол. Пиво китайцы разливают в удобную тару – ноль шестьдесят три, тёмного толстого стекла. Такую бутылку приятно держать в руке. Не Америка, где упитанные дядьки в клетчатых рубашках потягивают пиво из нелепых бутылочек – горлышко едва видно в здоровенном кулаке.

Тут – уважающий мужчину Восток, при всей внешней тщедушности местных мужиков.

Лас приходит обычно со своим, баночным – объясняет, что банки легче тащить из магазина, чем стекло.

«И ты после этого зовешь меня Обломовым?» - усмехаюсь.
Лас парень начитанный. Объясняет, что он не ленив, а рационален. Как Штольц. Пытаюсь доказать ему, что пиво в жестянках гораздо хуже по вкусу. Немец рассудительно отвечает, что всё китайское пиво говно, а вкус говна – всегда говёный. Независимо от того, в стекле оно или в банке.

Мне многие сорта тут нравятся, но спорить с немцем о пиве – глупо.

Лас свалил на летние каникулы к себе в Германию.

Здание наше, общежитие для иностранных специалистов – «Вайго чжуаньцзя сушэ» - почти пустое. По-моему, кроме меня и старичка-япошки никого не осталось. Япошка живёт сверху. Каждое утро я слышу его топот – мне кажется, дома он ходит в деревянных сандалиях, с двумя дощечками на подошве, вместо каблуков. Дыг-дыг-дыг-дыг... Как он умудряется бегать по маленькой комнате, где почти всё место занимает кровать и письменный стол – не понимаю. Но япошка и сам небольшой. Он хороший, вежливый и приветливый. Иногда я ворую пиво из его холодильника. Наверняка он знает, что это я – ведь Ласа сечас нет.

Хочется курить. Понурой гориллой я сижу на кровати и верчу в руке пустую пачку.

Самые лучшие шанхайские сигареты так и называются – «Шанхай». Десять юаней пачка. Золотистая, с видом Пудуна. Телебашня, под ней – «дом с шарами», и чуть поодаль - небоскрёб Цзиньмао. Если пачку покрутить в руке, от телебашни разбегаются голографические лучи. Развлечение идиота, и я предаюсь ему каждый день.

Роюсь в пепельнице. Дохлый номер. Всегда докуриваю почти до фильтра.

Где-то начинает играть моя «Nokla» - китайский привет флегматичным чухонцам. Таких «нокл» полно на электронном рынке возле метро Баошан лу. Китайская электроника такова – или сломается сразу, или будет служить верой и правдой. Шанс фифти-фифти. Моя пока работает, и неплохо. Трубка покорила меня своим русским меню. «Орган тела сообщения», «голубые зубы», «звоните книжным», «спаривание».

Иногда моя работа кажется мне бессмысленной – сколько бы я не обычал их русскому языку, они всё равно будут писать именно так... Я выпустил в «большую жизнь» кучу переводчиков и гидов. Но Китай полон какого-то своего, невесть откуда взятого русского языка. Знаете, что такое «чистоестественныйкварцперлаударилрабат6 0процентов»? Нет? А я знаю... Поезжайте на Хайнань - именно так вам предложат натуральный жемчуг со скидкой в шестьдесят процентов...
О входящих звонках «Nokla» извещает непонятно как попавшим в неё фашистским маршем. Китайцы принимают его за советскую песню, американцы – за китайский гимн, и только немец Лас морщится и укоризненно качает головой, впрочем, больше для виду. В такие минуты он становится похож уже не на тыловую крысу, а на задумчивого и печального следователя гестапо.

Я не любитель менять телефоны. В Китай я приехал с надёжным и простым «Сименс А-35». Жаль, аккумулятор со временем сдох, а нового антиквариата такого уже не найти. Не знаю, как вы, а я считаю, телефон – это просто телефон. Звонилка. Для музыки у меня есть MP-3, для интернета - компьютер. Есть телевизор и куча дисков с фильмами.

Вся проблема в том, что я не смотрю фильмы, не слушаю музыку и не общаюсь по телефону.
Если только порнуху считать за фильмы, ранний «Ленинград» за музыку и игнор почти всех звонков – за общение...

Новый телефон меня заставила купить Настя.

Поднялся с кровати. Качнуло, повело в сторону. Добрался до стола и среди вороха непроверенных тестов отыскал трубку. На дисплее неизвестный номер. В таких случаях я почти всегда нажимаю «сброс». Но сейчас зачем-то тыкаю в клавишу с зелёной трубкой.
- Алё!.
Молчание. Слышен шум улицы.
Ладно. Попробуем так:.
– Хэллоу! Хэллоу?
В ответ, после паузы, озадаченное:
- Вэй?
Всё ясно. Кто-то из местных ошибся номером.
Отвечаю:
- Вэй!
- Вэй? – спрашивает неизвестный.
Подтверждаю:
- Вэй, вэй!
Вот просто интересно – кто кого.
Продолжаем, меняя лишь громкость и интонации
- Вэй!
- Вэй!
- Вэй?!
- Вэй!!
- Вэй?
- Вэй!
- Вэй?..
- Вэй-вэй, вэй?..
- Вэй!...
Ну почему они никогда не говорят: «Простите, куда я попал?» Или хотя бы: «Это кто?»
Матч завершается в пользу хозяев поля – сдаюсь и нажимаю «сброс».

Выхожу с остатками пива на балкон. Вдыхаю пыльный с самого утра, тёплый и влажный шанхайский воздух. Небольшой ветерок, приятный. На небе лишь пара облачков и тающий росчерк инверсионного следа. Покачиваются верхушки кипарисов. Шелестят листья бамбука возле бетонного куба трансформаторной будки. В прошлом, кажется, месяце, не удалось дойти до дома буквально пару шагов. Ночевал аккурат под этим бамбуком.

Орут цикады.
Над подъездом панельной высотки напротив лениво, словно понимая, что сегодня выходной, колышится красный флаг.
«Как наденешь галстук – береги его, он ведь с нашим знаменем цвета одного...»
На моём плече наколка – серп и молот.
Я не сберёг ни галстука, ни Знамени, ни Родины. Ни даже семьи.
От Родины – наколка. От семьи – всякий хлам, ненужные вещи и кольцо. Кольцо я украл у жены перед её отъездом. Ношу на шнуре, у сердца.
Сердце болит и ноет постоянно.
Наверное, от жары.
Надо поменьше курить. И чуть притормозить с дозаправкой.

Возвращаюсь в комнату.
Зачем-то опять роюсь в пепельнице.
Напяливаю кроссовки – ногти всё же надо будет постричь как-нибудь – и выхожу из квартиры.
В лицо будто с размаху бьют ватной подушкой. Горячей подушкой, полежавшей на печи. В коридоре кондиционеров нет.
В Шанхае лето.
Утро закончилось.
***
...Я бреду по местной торговой улочке. Просачиваюсь сквозь толпу неторопливо шаркающих аборигенов в пижамах, трусах и ночнушках, сквозь припаркованные велосипеды и скутеры, натыкаюсь на длинные оглобли мусорной тележки, перешагиваю через выставленные прямо под ноги лотки с фруктами и расстеленные на тротуаре коврики с бижутерией.
Народу уйма. Но улица всё равно пуста и безжизненна.

А вот вечером... Когда солнце наконец уползёт за эстакады и крыши домов – здесь всё изменится. Подвесные лампы над фруктовыми развалами и лотками с креветками. Витрины магазинов одежды. Розовый свет массажного салона. Тележки-жаровни. Из ресторанчиков вынесут пластиковые столики и стулья. Ухнет музыка из динамика продавца пиратских дисков... Заскользят в толпе небритые уйгуры-карманники с наглыми и цепкими взглядами. Мамаши в ночных рубашках и пижамах – летней одежде окраины города – выведут погулять перед сном своих детишек.

Но это вечером. Сейчас всё утопает в солнечном болезненном свете. Я давно к нему привык. Как и местные, не ношу тёмных очков. У разморенных продавцов – сонная одурь в глазах. Мужчины задрали футболки до груди и лениво почёсывают животы. Липкая, душная жара колышится над городом, стекает на асфальт, отталкивается от него и струится, плывёт... Редкие платаны не в силах прикрыть исходящую жаром улицу.

Китаянки, что постарше – обмахиваются веерами. Девушки в коротких джинсовых шортах и обтягивающих футболках прячутся под светлые зонтики. Я разглядываю их грязные пятки в шлёпках и узкие спины.
Северянок легко узнать по коренастой фигуре, кривоватым коротким ногам и круглому лицу-«сковородке». Глаза у них обычно узкие, но не щелочками. Напоминают по форме подковки для обуви. Южанки – совсем маленькие, тонкокостные. Больше похожи на вьетнашек, с их резкими линиями скул, острыми подбородками и выступающими вперед зубами. В общем, девушки бывают разные...
Мне нравится юго-восточный, шанхайский тип китаянок Высокий рост, длинная шея, узкое лицо и белая кожа.
Такой была моя Настя.
Да, русское имя.
Местная традиция. Изучает студент английский язык – берет себе имя Джон, или Томас. Девушки – Грейс, Кейт, Джуди... Привыкают к ним, и даже в общаге, после занятий, по этим именам к друг другу обращаются.
Я знаю китайское имя Насти, даже могу написать его иероглифами.
Но для меня она всегда будет Настей.
Весёлой, капризной, непонятной.
Любимой шанхаянкой.
Настей.

Прямо по проезжей части шаркает худющий и коричневый дед в одних лишь линялых трусах. Дед разглядывает меня. Подмигиваю ему и машу рукой. Дед останавливается и беззвучно шевелит губами. Наверное, материт меня. Или здоровается.
В небольшом магазинчике-«шандене» беру три холодных бутылки «Циндао» и пачку «Шанхая».

Пиво в магазинах совсем непопулярный напиток. Даже в такую жару. Обычно оно изгоем ютится на нижней полке холодильника. Набор в этом магазине невелик – «Циндао», «Сантори» и «Бадвайзер». Бывает еще и «Харбин», но сегодня почему-то его нет. Всё остальное в холодильнике забито чаями и колами.

Местные пьют пиво в ресторанах, под еду. Одну-две бутылки в обед, на компанию из нескольких человек. Вечером - чуть больше. Это если обычный обед или ужин. На праздники могут выпить прилично, но делают это как-то бестолково. Мешают напитки, частят, не закусывают и тяжко блюют в туалете.
Южанам много не надо. Мне кажется, что им всё равно, что пить. Стаканчик пива, виски, вина или водки. А то и просто сока или колы. Хлобыстнут – и уже пьяные. Кричат, хохочут, машут руками и поют караоке.

В магазине прохладно, вовсю работает кондиционер. Выходить совсем не хочется.
Поддеваю зажигалкой пробку.
Чпок!
Китайцев это всегда приводит в восхищение, как детей. Иногда я показываю им различные способы открытия бутылок – ключом, бутылкой о другую, о край стола, корешком толстой книги... Реакция всегда неизменна. Удивлённые щелочки глаз и восхищенное: «Ы!».
Выпиваю бутылку прямо у прилавка. Отрыгиваю, по-лаовайски интеллигентно, в кулак. Открываю вторую и пью уже не спеша. Продавец, лысый дядька с грустным лицом, забирает пустую тару и выносит мне пластиковую табуретку. Приглашает присесть. Мотаю головой – стоя больше влезает.

Кроме меня, в шандене лишь один покупатель.
Седая бабулька – конечно, в ночной рубашке - роется в полке со «сникерсами». Достаёт шоколадку, внимательно рассматривает упаковку, ощупывает, кладёт обратно, тянется за другой. Когда я вошёл в магазин, она уже копошилась тут.
Доканчиваю вторую бутылку. Бабка всё еще возится среди шоколадок.
Давно не удивляюсь этому. Китайцы – клиенты требовательные и придирчивые. Каждый овощ, каждый фрукт пытливо изучится, ощупается, сдавится и отложится или в сторону, или в корзину. Одно время для меня было загадкой, почему я покупал гроздь спелых и крепких бананов, радующих задорной желтизной кожуры, приносил домой, а через пару часов обнаруживал какие-то потемневшие, раскисшие ошмётки... Теперь знаю – с раннего утра их успело перещупать несколько сотен покупателей.

Хочется курить. Можно прямо в магазине – никто слова не скажет, сами местные часто так делают. Но я всё же «вайго». Толкнув дверь, выхожу на улицу. Тут же покрываюсь потом. Закуриваю, открываю третью бутылку, на секунду прикладываю её холодный бок ко лбу – хорошо! – и выпиваю почти залпом.
Громко, не стесняясь, рыгаю.
Полегчало.
Теперь можно и пройтись немного.

Торговые шанхайские улочки больше всего напоминают бессмыслицу смешанных паззлов из нескольких наборов сразу.
Я иду слегка неровной походкой. Мимо меня проплывают в утренней жаре газеты, журналы, соевые сосиски, корзины с яблоками, виноградом, драгон-фрутами и огромными «памелами»-йодзами, велосипедные замки, пластиковые тапочки, губки для мытья посуды, украшения из поддельного серебра, трусы самых невероятных цветов и фасонов, швейные машинки, сахарная вата, майки с «микки-маусами», мобильные телефоны, клетки с еще живыми курицами и утками, новые и подержаные книги, тазы с обреченно замершими лиловыми крабами, синтепоновые подушки, печенье, парики, коврики с надписью «Welcome», баклажаны, наборы отвёрток, креветки, бейсболки, вонючий тофу, швабры, свиные ушки с рисом, резинки для волос, лапша, компакт-диски, часы, щетки для мытья окон и вечерние, с нелепыми блёстками, платья.
Где-то по пути покупаю еще пару пива.
Жарко.

С минуту-другую разглядываю перегородившую проезжую часть повозку. Трёхколёсный велосипед с кузовом, набитым картоном и связками старых газет. Какие-то тюки, тряпки и огромный мешок, полный пластиковых бутылок. Типичный транспорт скупщика вторсырья. Обычно они на малой скорости ездят по улочкам и монотонно звонят в колокольчик. Беда, если такой рикша заедет в жилой блок – тогда он начинает громко орать, вернее, призывно блеять. «Коза закричала нечеловеческим голосом» - вот что вспоминается всегда. Но худший вариант – когда продвинутый рикша записывает свои крики и транслирует их через громкоговоритель. Запись закольцована. Кружит вокруг твоего дома трёхколёсый стервятник, а из его матюгальника, без остановки, вопль за воплем.

Рикша – смуглая бабка в косынке и непонятного цвета одеянии –привстаёт на педалях, подаётся вперёд, её тарантас дёргается, но высокий поребрик мешает. Бабка резво спрыгивает и пытается затянуть свой велосипед на тротуар. За её действиями, кроме меня, наблюдает куча народу – продавцы, ресторанные зазывали и просто прохожие. Руль выскальзывает из чумазых рук хозяйки. Громыхая, драндулет снова выкатывается на дорогу. Несколько такси, сбившись почти вплотную, пытаются объехать помеху. Но затор лишь увеличивается – повсюду вклиниваются нетерпеливые водители мопедов и велосипедисты. Все начинают сигналить – долго, с наслаждением, протяжно.

Я далеко не «тимуровец». Думаю, вы уже поняли. Но это гудение просто с ума сводит. Ставлю пиво возле столба, обхожу рикшу, протискиваюсь между бампером такси. Упираюсь в борт кузова – мимолётом жалея о затеянном, такой он грязный, этот борт – и заталкиваю велосипед на тротуар.
Бабка-рикша принимается так горячо повторять «Сесе!», что я, чуть не забыв пиво, поспешно сваливаю. Тем более вокруг уже собралась и с явной неохотой расходится толпа зрителей. Бабка ещё какое-то время, бросив свой транспорт, семенит рядом и благодарит.

Я часто спрашиваю китайцев, почему они так редко помогают друг другу.
При всей своей улыбчивости и приветливости, китайцы – крайние индивидуалисты. Помогают друг другу мало, особенно молодые.
Мои знакомые китайцы объясняют это этикетом и нежеланием, традиционным, лезть в чужие дела.
Но когда я вижу как девушка, пыхтя, тащит по лестнице свой велосипед а рядом идёт несколько рослых парней, всё же мне это немного странно.

Наконец улочка обрывается Т-образным прекрестком и мусорной кучей возле овощного рынка. Около кучи сидит на корточках двухлетний человек и задумчиво какает, не снимая штанов. Оно ему и не нужно. Человек облачен в знаменитые Штаны с Разрезом - местный ответ дорогим «памперсам». Китайский вариант решения проблемы экономии подгузников. Всё хозяйство - наружу. Достаточно лишь присесть или расставить пошире ноги, и всё лишнее свободно сбрасывается в прореху между штанинами. Полная вентиляция, опять же. Удобная штука. Тоже не отказался от таких, особенно когда пью пиво. Хотя детей откровенно жаль. Летом ещё ладно, хотя от вида малыша, сидящего голой задницей на заплёванном асфальте, становится как-то не по себе... Сами китайские родители хранят конфуцианскую невозмутимость. Зимой же попы детишек из смугло-грязных превращаются в багрово-лиловые. Шанхайская зима хоть и бесснежная почти, но мерзкая и холодная из-за высокой влажности. Январь и февраль не самое хорошее время. Отопления в Шанхае нет, бетонные коробки домов выстужаются напрочь. Окна в домах – одно название. Железные рамки со стёклышками, заклеивай – не заклеивай... В дачных туалетах в Росии окошки и то лучше... Кондиционером особо не нагреешь, да и дорого. Вот и сидят шанхайцы по домам в трёх свитерах и двух куртках. А самые маленькие из них – с голым задом.

Какающий человек встречается со мной взглядом. Улыбается, тычет в меня пальцем и радостно произносит:
- Вайго жень!
Киваю и отвечаю по-русски:
- Да, мальчик. Ты прав. Это я.

Интересный факт языка. Дети почти всегда называют иностранцев именно так – «вайго жень», «иностранный человек». Но взрослые, на улице – практически никогда. У них припасено для нас другое слово – «лаовай». Сами китайцы утверждают, что это то же самое. Синоним. Ну так и у меня много знакомых, для которых «кавказец» и «хачик» - совершенно одинаковые слова. «Хачик» даже лучше - короче.
Есть совсем уж официальное «гокэ» - «гость страны». Ну это для делегаций и президентов, я так полагаю. Ко мне так никто не обращается. Рылом не вышел.
«Лаовай» перевести сложнее. У меня есть бейсболка, подарок друзей из России. На ней два крупных иероглифа – «лаовай». И надпись по-русски, чуть ниже – «Заморский чёрт». Мне этот вариант кажется самым правильным.

Список всех трудов автора под ником Кирзач на Удаве
Ruslan Ma вне форума   Цитата

Старый 23.09.2009
Эксперт
По умолчанию ВАЙГО или заметки из жизни одного шанхайского лаовая

Посмотрите здесь:

Китай - первые впечатления или заметки перебежчика
Малый бизнес для русского лаовая в Китае: идеи, мнения
"История одного заказа" или "Осторожно, мы закрываемся""
Сталин и Мао не слушают нас - заметки об истории и современности Китая
Рассказ(ка) о Китае или путевые заметки: "ДАВАЙ-ЛОВАЙ, не оплошай!"

Искать еще темы с ответами

Или воспользуйтесь поиском по форуму:


Старый 23.09.2009   #2
Anton Gora
проверенный коммерсант
 
Аватар для Anton Gora
 
Адрес: Гонконг - Москва
Сообщений: 769
8 лет на форуме
Рейтинг мнений: 24
Репутация: 418
По умолчанию Re: ВАЙГО или заметки из жизни одного шанхайского лаовая

Круто "Заморский чёрт" совсем не заморачивается рассказывает всё в мельчайших подробностях.... {smile46}
__________________
Whatsapp: +79852648888
Anton Gora вне форума   Цитата
Старый 25.09.2009   #3
Алёна В.
синонуб
 
Сообщений: 6
8 лет на форуме
Рейтинг мнений:
Репутация: 0
По умолчанию Re: ВАЙГО или заметки из жизни одного шанхайского лаовая

Ха! Я знаю этого человека!!! :D
Хохотала в офисе в присутствии тихих китайских коллег, вызывая их недоуменные взгляды.... И ведь не объяснишь, чего ржу, обидятся.
Нда! А местами такая вселенская тоска брала..... {smile23}
__________________
Кто лев, тот и прав
Алёна В. вне форума   Цитата
Старый 27.09.2009   #4
Svetlana
китаевед
 
Сообщений: 157
9 лет на форуме
Рейтинг мнений:
Репутация: 11
По умолчанию Re: ВАЙГО или заметки из жизни одного шанхайского лаовая

так здорово написано! А главное, правда! Еще есть продолжение? :D
Svetlana вне форума   Цитата
Старый 28.09.2009   #5
Ruslan Ma
основатель и владелец форума
 
Аватар для Ruslan Ma
 
Адрес: вездесущий
Сообщений: 3,205
9 лет на форуме
Рейтинг мнений: 657
Репутация:
По умолчанию Re: ВАЙГО или заметки из жизни одного шанхайского лаовая

Продолжение решил не выкладывать, так как оно алкогольно-депрессивное в своей массе. Лучше просто заметки по Китаю...

- И! Ар! Сань! Сы!...
За окном переливается струнная музыка из магнитофона. Женский поставленный голос отсчитывает неторопливый ритм.
- У! Лю! Чи!..
Сквозь тюлевые занавески видны вытянутые силуэты кипарисов. Яркое солнце заливает балкон.
Старшая дочь пьёт со мной чай в общей комнате. Остальное семейство еще спит. Выходной день – воскресенье. Семь утра.
- Когда я вырасту, я пойду в школу. И замуж, за тебя, - сообщает дочь.
Приятно, когда тебя любят молодые девушки.
- Школьникам жениться и замуж выходить не разрешают. Надо еще подрасти чуток.
Дочь сосредоточенно думает, разглядывая остатки чая.
- А я галстук сниму, и все подумают, что я совсем взрослая!
- Какой галстук?
Дитя укоризненно вздыхает:
- Какой-какой... Пионерский, какой же еще...
С минуту пытаюсь сообразить, откуда четырехлетний человек начала двадцать первого века в курсе, кто такие пионеры и какие галстуки они носят. Мультфильм про Чебурашку и Гену смотрела, это понятно. Но...

- Дышим медленно – по-китайски сообщает голос с улицы и мелодия начинает едва слышно журчать.

Бог ты мой... Мы же в Китае. Это чувство, это осознание приходит всегда неожиданно, проживи хоть полжизни в удивительной этой стране. Примерно так же спохватывался Иван Васильевич в квартире инженера Тимофеева. «Что же это?.. Я – тут, а там у меня шведы Кемь взяли?!»
Дочка, уже забыв и про замужество, и про галстуки, увлеченно кормит деревянную лошадку.
- Джи ши уодэ сяо ма... – напевает она по-китайски.

***
Завариваю крепкий чай и выхожу на балкон. Вдыхаю пыльный с самого утра тёплый шанхайский воздух. Покачиваются на легком ветру верхушки кипарисов. Шелестят листья бамбука, скрывающие бетонный куб трансформаторной будки. Справа, в десятке метров от дома, сверкает на солнце полуречка-полуканал Лива. Говорят, речка названа так в честь некой белорусской девушки. Кто она такая, и почему у неё такое странное имя, мне выяснить не удалось.
Над подъездом панельной высотки напротив – лениво, словно понимая, что день сегодня выходной, колышится красный флаг.
«Как наденешь галстук - береги его, он ведь с нашим знаменем цвета одного...» - учил я стишок в школе. Я не сберёг ни галстука, ни Знамени. Родина моя, та, единственная, Советская – осталась лишь в сердце и памяти. Да на плече выколот в знак благодарности её символ – серп и молот.

Моя дочь, разглядывая китайских школьников, мечтает стать пионеркой, носить красный галстук и делать полезные дела. Причудливая смесь старого доброго мульфильма и местных реалий.
Ловлю себя на странной, в общем-то, мысле, что благодарен этой стране. За спокойную и правильную жизнь моих детей. Никакие нюансы – ни повышенное внимание зевак, ни в три раза большая, чем для китайцев, оплата детсада – не перебивают трудно объяснимое, но тёплое чувство.
Ностальгия?
Может быть.

***
На прошлой неделе гулял с младшей в парке. Полуторогодовалая «вайго» пользовалась, как обычно, успехом – то и дело приходилось отстранять руки прохожих. Погладить, потеребить волосики, ущипнуть за щеку, угостить конфеткой из сушеного мяса - всегда полно желающих... Какая-то девушка с листами-опросниками и пучком флажков пыталась что-то выяснить у меня, но потом махнула рукой на мой китайский и подарила дочке флажок. Красный, с желтыми звёздами. Дочь радостно размахивала им из коляски. Почему-то подумал тогда – будь то пиндоский или ещё какой, отобрал бы и выбросил. Ибо - нечего. Этот же флаг подкупал цветом и звёздами.

***
Четвёртый год жизни в Китае.
Я по прежнему не знаю местного языка. Обхожусь набором из десятка-другого фраз – жена называет это «уровнем волнистого попугайчика». Каждый год обещаю поднять уровень хотя бы до какаду, но на то они и ежегодные обещания... Из набора «бросить курить», «начать бегать по утрам», «пить лишь по крупным праздникам» и «поменьше сидеть в интернете».
У меня есть бейболка с надписью иероглифами - «Лаовай». И русским переводом чуть ниже – «Заморский чёрт».
Именно так называют иностранцев в Китае. Сами китайцы утверждают, что пренебрежительно-негативный смысл слова «лаовай» давно утрачен, и сейчас это означат лишь просто «иностранец». Увидите китайца в России, поприветствуйте его: «Нихао, лаовай!», чтоб не лукавили.
Есть другое слово – «вайго». Используется в официальных ситуациях, и детьми. Редко-редко дети, тыча пальцем в иностранца, говорят «лаовай». Обычно – «вайго жень» («иностранный человек»). Но проходит несколько лет, дети становятся подростками, взрослыми, и слово «вайго» звучит всё реже. Иностранец становится «лаоваем», «чудилой из-за моря». Китайцы, безусловно, националисты. Как и положено народу, что именует себя «центровым» - «джунго». Центровые чуваки, как говорили в моей юности, правда, не о китайцах...

***
- И! Ар! – певуче протягивает голос из магнитофона.
Десяток местных бабушек и пара бодрых старичков занимаются гимнастикой «тайцзы» на площадке перед моим домом. Плавные движения напоминают замедленную съёмку боевика про кунг-фу. В руках бабушек посверкивают тонкие мечи с красными кистями на гардах. Лица отрешенные, созерцающие нечто, недоступное мне.
Что видится им в такие минуты?
Переливы энергии, внутренняя гладь озера души?..
Степенная поступь Конфуция?..

Примерно так я и думал, когда только приехал в Китай и впервые увидел занимающихся «тайцзы» людей в одном из прилегающих к территории университета жилых кварталов. Правда, дело было не утром, а душным и влажным вечером. В воздухе беззвучно носились летучие мыши. Пахло баней, кошками, дерьмом и баклажанами с чесноком. Где-то за домами квакали, крякали и дудели автомобильные гудки. Из распахнутого окна пятиэтажки истошно лилась китайская опера (тогда я ещё не отличал пекинскую от шанхайской). И вдруг, на асфальтовом пятачке – безмолвные силуэты. Даже без музыкального аккомпанимента они двигались слаженно, мягко-грациозно. В полной тишине, лишь легкий шорох подошв по асфальту при разворотах. Плавный взмах рук – и только что виденный тигр перед атакой сменяется летящим журавлём. Поворот – и узнаётся монах на молитве. Мне казалось, что их концентрация на чём-то внутреннем столь высока, что начнись вдруг бомбёжка – не сразу заметят...

...Смешно вспоминать, сколько нелепых и причудливо-глупых стереотипов привозишь с собой в эту страну. И шаг за шагом постигаешь их несостоятельность....

***
Моё появление на балконе с чашкой в руках не проходит незамеченным. Головы занимающихся, вопреки команде из магнитофона, поворачиваются и поднимаются кверху. Разглядывают меня пристально, с интересом. Хотя видели меня и вчера. И позавчера. И месяц назад. И даже год...
Куда девалась концентрация, где былая отрешенность и внутренняя гармония?
На лицах оживление. Кто-то тычет в сторону моего балкона пальцем. Хорошо, что не мечом, пусть и декоративным. Меня обсуждают – громко, на местном крикливом диалекте. Как и вчера. И позавчера...

Голос из магнитофона сообщает – упражнения закончены. Музыка выключается.
Стройные ряды пожилых физкультурников мгновенно смешиваются в галдящую кучу. Обычное утро. Гвалт и ор стоят ужасающие – сосед-немец признался мне, что вот уже полода мечтает о пулемёте, особенно по выходным. Я встаю рано, поэтому меня этот крик под окном уже не напрягает. Поначалу принимал его за крупную ссору соседей, вот-вот грозящую перейти в драку. Потом понял – так общаются шанхайцы. Громко, с подвизгом, резко взмахивая руками. Общаются на самые мирные темы – погода, дети, квартальные новости. Если речь заходит об акциях – а в последние годы шанхайцы пристрастились к играм на бирже – возбуждаются сильнее. Еда и деньги – две любимые темы. Здесь шанхайцам нет равных – могут говорить часами.

***
Закрыв глаза, делаю глоток чая и прислушиваюсь к звукам. Представляю себя фрицем-оккупантом, залезшим в курятник. Суматошное кудахтанье, хлопанье крыльев, гроход упавшего откуда-то сверху ведра, сдавленная солдатская брань... До чего богат звуковой спектр шанхайского диалекта...

Вдруг раздаётся резкая автоматная очередь.
Вздрагиваю. Партизанен?!
Открываю глаза.
Нет, я ведь не фриц-курощуп в белорусской деревне. Я – шанхайский вайго, лаовай.
Конечно, никто не стреляет. Просто сегодня выходной день. И кто-то по этому случаю радуется, взрывая «стрекотуху» - длинную полоску петард. Или просто свадьба в соседнем доме. Раннее время не помеха – Китай ложится и встаёт рано.

Захожу в квартиру.
Проснулись жена и вторая дочка дочка. Тут же подаёт голос самый маленький - трехмесячный Макс. Становится шумно, как на улице. К старушечьим воплям за окном прибавились детские вопли дома. Тишина – понятие несовместимое с большой семьёй.
Китай – та же большая семья. Тихо здесь не бывает никогда. Порой мне кажется, что смысл иероглифа «антин» («тишина») китайцами давно утерян, и осталась лишь ничего не значащая картинка.

Сами китайцы к шуму удивительно устойчивы.
В соседнем супермаркете установили над прилавками мониторы, по которым беспрерывно крутят рекламу. Самая ужасная – где жизнерадостные люди истошно орут это самое слово: «Антин! Антин! Анти-и-и-ин!»
Мы с женой пробовали выбрать нужный шампунь, но вопящий прямо над головой монитор заставил нас ретироваться без покупки – не могли слышать друг друга и болели уши.
Под соседним же монитором стояла молодая пара, прямо у динамика, и вела неторопливую беседу о чём-то...

***
Раздаётся страшный стук в дверь. Это водонос. Притащил бутыли с водой и молотит в дверь, хотя каждый раз ему говорю – не надо, дети боятся... Бесполезно. Типичная ли это китайская упрямость, или просто тупость – не знаю. Колотит, и всё. Иногда мне удаётся услышать его шаги и пыхтенье на лесnнице, тогда я распахиваю перед уже занесённой рукой дверь и принимаю бутыли. В следующий раз он старается прокрасться тихо-тихо. И вдарить по двери так, что мы все подскакиваем на стульях и обливаемся чаем.

У нас с водоносом вражда. Тихая (если не считать стуков в дверь) и давняя. Девятнадцатилитровая бутыль воды стоит шестнадцать юаней. Есть дешевле, но нам нравится именно эта. Полгода водонос приносил воду по этой цене. Если мы заказывали воду, а сами уходили, то клали деньги в пакет и надевали его на горлышко сменной бутыли. Но однажды водонос принёс какой-то клочок бумаги и известил, что вода подорожала на юань. Бумажка оказалась чеком с каракулями и цифрой «семнадцать». Делать нечего - семнадцать, так семнадцать. Платили исправно несколько месяцев, пока случайно не узнал, что вода как стоила шестнадцать юаней, так и стоит. Подсчитав количество заказанной по новой цене воды, прикинул, что как раз вышло раз пятнадцать-шестнадцать. То есть имею право на «бесплатную» бутылку – её я уже оплатил этому мелкому жулику.
Что и сделал – забрал у него бутыль и закрыл дверь, сказав «Привет!».

Далее - типичный спектакль. Стук в дверь. Недоуменный взгляд и требование денег. На отказ – переход на шанхайский с визгом и криками. На шум пришла китаянка-комендант. Позвонила в компанию, выяснила цену. Объяснила водоносу, что жульничать нехорошо. Когда китайца ловишь на вранье или подлоге, первое, что он обычно произносит – «произошло недопонимание». Словом, «лаовай не так меня понял – цена прежняя, я не знаю, зачем он платил семнадцать. Он просто плохо понимает по-китайски».
Предъявленный чек с написанной его же рукой ценой ввёл водоноса в не менее типичный «китайский ступор». Это замечательное явление лицезрел, наверное, каждый имевший дело с китайцами. Бессмысленный взгляд, отвисшая губа, гробовое молчание. Казалось бы – вот она, знаменитая «потеря лица», с последующим искуплением вины кровью. Ничего подобного. Просто напросто кратковременный уход от реальности. За которым – возврат к начальной точке. «Это недопонимание, и оно произошло по вине лаовая – плохо понимает».
Хоть ссы в глаза...

Победа осталась за мной – за бутыль платить не стал, и за другие вернулись к старой цене. Но водонос с тех пор обиделся крепко.
Лаовай в местном понимании – всегда мудак. Или потому, что его легло обмануть, или потому, что он не позволяет этого делать.
Если я оставляю деньги за воду в пакете, водонос разывает пакет в клочки и разбрасывает по лестничной площадке. Если плачу ему лично, подолгу разглядывает на свет каждую купюру, щелкая по ней ногтём. С ненавистью протягивает сдачу. Раньше еще и матерился по-шанхайски, но когда я преуспел в ответах, замолк.
Вид у водоноса колоритный – этакий дядюшка Тыква на китайский манер, в рваных трениках и сандалиях. Приезжает на трёхколесном грузовом велосипеде. На поясе - мобила тысяч за десять...

***
После завтрака всей семьёй отправляемся на прогулку. Двое маленьких едут в коляске-тандеме, старшая независимо идёт рядом. Кампус университета – настоящий парк. Пальмы с мохнатыми стволами и резными листьями, высокие кипарисы и широколистные платаны вдоль дорог. Плакучие ивы вдоль зеленоватой речушки. Каменные беседки с бубнящими в них студентами – каждый усердно читает что-то вслух из учебника, и в беседках стоит ровный гул, словно в улье на пасеке. На кампусе за эти годы к нам почти привыкли, но стоит выйти за ворота...

«Саньгэ», «саньгэ», «саньгэ» - это слово, повторенное на все лады, раздаётся вокруг нас постоянно. «Трое», «трое», «трое»...
Да, трое детей. Для современных китайцев – экзотика. Одна семья – один ребёнок. Типичная для горожан модель. Один знакомый француз, политизированный до крайности, впрочем, как все они, сетовал мне однажды на жестокость такой политики. Рассуждал о гуманности, правах и прочей привычной для себя дребедени. Француз этот только приехал в Срединное государство и со стола его ещё не исчезли брошюрки «Путеводитель по Китаю» и всевозможные разговорники. То есть француз был типичный идиот. Как и я всего несколько лет назад. Я слушал его с грустной улыбкой бывалого лаовая. Кому, как не мне не знать об отношении большинства шанхайцев к детям. Общался не раз с ними на эту тему.

Детей они, конечно, любят. Не чающие души в единственном своём чаде, растящие избалованного под гиперопёкой капризного упрямца, зачастую скинутого на бабушек-дедушек, они в ужасе узнают о том, что у нас трое, и нет ни домработницы, ни наших родителей. Более старшие говорят: «Вы герои!». Кто помладше, на вопрос «а не хотели бы вы второго?» испуганно трясут головой. И, конечно – «это занимает очень много времени, и очень-очень дорого». Знали бы они, как дорого это в России...

***
В размышлениях о детях едва не въезжаю коляской в лужу блевотины на тротуаре. Хорошо, жена заметила и дёрнула за рукав. Вообще, отвлекаться и рефлексировать на шанхайской улице опасно - живо въедут велосипедом или мотороллером промеж ног, хоть ты и идёшь по тротуару.

Или вот блевота... Отдельная тема.
Не знаю, почему они блюют так часто. Явно не с перепоя – хотя и это случается, и каждый вечер в ресторанах облёвано всё в туалетах, но это – понятно. Как и у нас. А вот просто так когда... Жена говорит, от обжорства и некачественной пищи случается это с ними.
Очень может быть...

***
Ехал тут как-то утром на новый кампус, в университетском автобусе. Рядом со мной сидела какая-то студентка (страшная, очкастая, зубы вперед и в стороны) и ест вонючую «баодзы» – разновидность нашей манты. В белое тесто завернут комочек тёмного цвета, предположительно фарш и какая-то трава.
Я - с легкого бодуна. Стараюсь не дышать носом - а то стошнит.
Доедает студентка этот «баодзы», запивает его холодным (это видно по капелькам конденсата на пакетике) молоком. Через минут десять глянул - а она уже сидит, сняв очки и надув щёки.
Та-а-ак...

«Потерпи, родная...» - молю про себя. Родная не терпит и блюёт на спинку переднего сиденья. Потом себе под ноги. По автобусу начинает ползти вонь только что съеденного «баодзы» и желудочной секреции.
Я врубаю вентилятор над головой и размышляю, есть ли у меня пакет - чую, подходит и у меня тоже... Девка, отблевавшись, мне возмущенно показывает, что ей холодно, и надо бы выключить вентилятор.
Позавидовал такой вот непосредственности...
Доехал, слава богу, до кампуса нормально всё же. Веду занятие, с первым курсом. Первое занятие, знакомство. За минуту до конца урока, пока домашнее задание давал, одна из студенток склоняется вбок и бурно блюёт на пол... Её соседка подает ей салфеточку. Та губы вытерла, и салфетку выбросила, прямо в наделанное.

Еду домой. Сидящую через проход китаянку-препода начинает колбасить. Она достаёт пакетик и аккуратно тошнит в него. Но с ней хоть понятно - беременная... Иду домой и думаю - может, это от моего вида их всех блевать тянет? Пока шел и думал, едва не вляпался в огромную лужу, наблеванную прямо посреди площади.
Думаю - что ж за день такой, а?
Хоть из дому не выходи больше...

***
Один русский бизнесмен, Лёха, плотный лысый мужик из Хабаровска, рассказал такую историю.
«Прихожу я в массажный салон. Ничо так, культурненько всё. Девчушки такие милые. Не, ты не подумай – мне тока массаж надо было. Ну, заказал «фулл-боди массаж». Выдали мне такую майку с шортами – я так понял, голым нельзя. Ну мне чо - надел, лёг. Пришла одна, давай массировать. А я, как назло, ссать захотел. Перед этим делом пивка попил плотно. Она меня мнёт, а я чую – щас надавит пару раз – обоссусь прям тут. Неудобно же... А как туалет спросить – не знаю. Ну, английский свой стал вспоминать – бэд-рум где тут у вас, спрашиваю. Она – чо, мол? Бэд-рум хочу, говорю им.
Девка закивала, тапки дала мне, повела куда-то. По лестнице, по коридорам – прямо как в Doom-е, помнишь, стрелялка такая была? Направо, налево... Ну вот...
Завела меня в комнату какую-то, а сама ушла и дверь закрыла. Я – хуяк – смотрю, а это спальня. Сортира нет нигде, тока кровать стоит. А ссать хочу – всё, щас потечёт по ляжкам у меня. Дверь дёргаю – закрыто, не открывается ни хуя, понял, да... Я колотить начал, орать – типа, выпустите, суки, а то прям в кровать нассу...
Тут музыка вдруг заиграла. Входит девка, другая уже. В прозрачной такой хуете, типа, сексуальной. А мне реально пох – у меня как ножом в живот ткнули. Я ору ей – бэд-рум где?! Бэд-рум мне надо! А она так мне кивает, и к кровати подталкивает...
И тока тут, прикинь, до меня дошло, что «бэд-рум» - это же «спальня» значит... А как сортир будет – вылетело напрочь. Ну, на ширинку тычу ей, кричу по-русски – ссать хочу! А она кивает, улыбается, и мне туда лезет... Еле отбился от неё... Короче, сказал ей дверь открыть, побежал в тапках и майке массажной, и прям под лестницей какой-то нассал от души... Но они ничего, не обиделись. Душевные такие оказались...»

***
Пятизвёздочная гостиница на Хайнане.
Утро. Завтрак. Шведский стол.
Повар-китаец готовит желающим яичницу.
Выходит огромных размеров дядька с перегаром, золотой цепью и рачьими глазами на красной морде. Дядьке нехорошо, но день впереди трудный, и он решает подкрепиться. Подходит к повару. С минуту молча смотрит на него. Тяжело дышит.
Повар – щуплый местный паренёк, раза в три меньше гостя. Испуганно втягивает голову и виновато смотрит на нашего.
Наш изрекает:
- Глазунью сделай мне.
Повар не понимает по-русски и от страха вообще ничего не может сказать.
Наш ждёт.
Ничего.
- Ну ты, бля... – утомлённо начинает дядька. – Не въезжаешь по-нашему, штоль?
- Здластуйте! – осторожно произносит повар.
- Хуяствуйте... – хмурится дядька. – Как же, бля, тебе объяснить...
Неожиданно его осеняет. Дядька растопыривает два пальца на манер «козы», тычет себя ими в лицо возле глаз и говорит:
- Глазунью! Понял? Глазунью сделай!
«Коза» на огромной ручище тычется то в глаза, то в лежащую рядом тарелку.
Повар испуганно мотает головой и оглядывается по сторонам.

***
Соотечественники... Разные они тут. Как и там, на родине.
Я человек пьющий, поэтому - приветливый и часто позитивно настроенный. Поздоровался недавно тут с тремя туристами, на набережной в Шанхае... Как домой приехал - не помню... Душевные люди оказались, из Питера. Пили водку из горла, на глазах изумленной и благодарной публики (а дело было в начале октября, в Китае – национальные праздники, толпы маленьких коричневых человечков из глухих провинций на экскурсию в мегаполис приехали). Пели, не человечки, конечно, а мы. "Союз нерушимый..." и "Под крылом самолёта..."
Чудно провели время, даже подрались с таксистом...
А вообще заметил - если лимита какая, колхоз, челночники бывшие - лучше мимо самому пройти. Я и на Родине таких не жаловал, и тут не люблю. Душные они, и скоты часто ужасные.

***
На вечере русского языка в шанхайской районной библиотеке столкнулся с нашими дамочками, полупреклонного возраста (кстати, определение "бальзаковский" тут мало подходит, я их называю - "старая плесень"). Смотрели они на меня, как Сталин на Троцкого... У меня, правда, внешность не типично преподавательская, людей гуманитарного склада – отпугивающая, но всё же - коллеги, так сказать...
Куда там... Сквозь зубы процедили формулы вежливости, и то с трудом.
Я так думаю, еще и потому, что старушенции эти крайне боятся место под солнцем потерять - тут-то они бога за бороду ухватили. Работа не пыльная, условия жизни – чудесные. А вдруг я их спихну?.. Надо было видеть, как они местных "начальников" с факультетов вылизывают! И не дай бог заехать на кафедру какую-нибудь - таким взглядом одарят, хехе...
Это вообще типично для русских за "бугром".

На той встрече с "плесенью" я возьми да и соври, что представляю русских бизнесменов-меценатов в Китае, хочу выделить грант русским преподавателям за труд и популяризацию русского языка зарубежом. Приехал взглянуть на кандидатов, так сказать...
Чудо преображения! Глазки их слезящиеся просветлели, губки, "куриной жопкой" до того сложенные, распрямились. «Здра-а-авствуйте-е-е!»
Заулыбались бабульки, начесами затрясли...
Одно слово – плесень.

***
Иногда говорю америкосам или немцам: "Нихао, лаовай!" Некоторые спрашивают - а сам-то ты кто, не ловай разве?
Объясняю, что русские входят в группу нацменьшинств Китая, так что фактически - местный. А вот буржуинские нации – не входят, поэтому - лаоваи.

***
Когда только приехали, не знали языка, кухни, вообще ничего не знали - зашли с женой в ресторанчик. А меню на китайском, конечно, и без картинок. "Слушай", - говорю жене, "Помнишь, вчера баклажаны ели вкусные такие. Ты не помнишь, как по-китайски они будут?" Жена не помнит. Прошу её нарисовать баклажан - сам не умею вообще. Жена рисует что-то на бумажке, показывет «фуюанькам» - официанткам. Те как-то странно хихикают и оживленно так между собой болтают, на меня поглядывая..
"Дай глянуть", - говорю.
Смотрю-смотрю, потом жену спаришиваю: "А ты зачем им член нарисовала?"
Так и ушли голодными. Пошли туда, где картинки были.
В Макдональдс.

***
Поставили в соседнем поселке, куда я вожу дочь в детский сад, противовелосипедный "рассекатель" на воротах. То есть такую клетку, туда надо войти, протиснуться вбок пару шагов, потом выйти.
Наутро вижу такую картину. Несколько ездоков на великах и скутерах подъезжают к "рассекателю", в недоумении останавливаются. Свешивают ножки со своих транспортных средств, открывают рот и разглядывают видоизмененные ворота. Минуты три-четыре. Мне почему-то поговорка про барана и ворота вспоминается... Затем они разворачиваются и едут в глубь поселка, к другим воротам. По пути встречаются со знакомыми, такими же велосипедистами. Здороваются с ними. И никто, никто (!), видя, что соседи едут к ставшими сугубо "пешеходными" воротам, не предупредит их, что там проезда нет. Следующая партия подъезжает, встаёт у ворот и созерцает их несколько минут...

Нечто подобное и в очереди к банкомату. Восемь человек стоит. Каждый долго и нудно тычет в кнопочки, производит какие-то операции, потом произносит звук типа "Ы!" и уходит. Следующий. Следующий... Теперь-то я уже знаю, что это означает - "денег в банкомате нет". Но почему бы об этом не сказать стоящим позади тебя... Спрашивал знакомых. Услышал отмазки - "нас много, всем не скажешь", "а вдруг кто просто счет проверить стоит, или положить деньги хочет".

***
Часто спрашивают – что лучше всего подарить китайцу?
Конечно, дарить надо бинокли. Наши, отечественные. Чем мощнее, те лучше. Я в России всегда поражался этой страсти китайцев - каждый знакомый шарился по магазинам "Охотник" и т.п., выискивая оптику. Думал, может они охотятся, или на Луну любуются в праздники свои. Оказалось всё прозаичнее - шоу "Окна", местный вариант. Напротив моего дома (здание для иностр.специалистов) высотка стоит. Один мой приятель, спец по снайперам в армейской жизни своей, пять(!) "наблюдателей" нашего здания вычислил, сходу, пока мы на балконе курили. А если, сказал, спецсредство применить, по бликам оптику обнаруживающее, то еще столько же минимум найдем.... А я думал, что у соседа-американца паранойя - шторы закрыты днем и вечером....
Я всегда после душа голый хожу - остываю. То-то, теперь понимаю, со мной полпоселка так странно здоровается... То ли уважительно, то ли с опаской, то ли не пойми как...

***
По моим наблюдениям, китайцы (южане) запросто пьянеют от всего, что пьют - водка, вино, пиво, сок, кола - не важно. Хлобыстнут стакан - и готовы. Петь, кричать, спорить, блевать...
Северяне несколько иные. От безалкогольных напитков не пьянеют. Пить могут много, но процесс - хаотичный, с моей точки зрения пьющего человека.

Сама же китайская водка... Ох...
Тут важно определиться.
Водкой ли является бесцветная жидкость с резким запахом, которую русские называеют "китайской водкой"? Для языкового удобства - можно, конечно. Но формально - ни в коем случае. Так и текилу мексиканской водкой назвать можно, но не нужно. Из-за самого бренда слова "водка" между Россией и Польшей, например, едва торговая война не разгорелась. Известный кулинар Похлебкин сумел доказать "пшекам", что всё же "водка" - слово русское. Означает же оно в настоящее время (несколько столетий назад как таковое оно и не использовалось особо, там и "хлебное вино", и "жжёнка" и много чего еще было) - алкогольный продукт, выпущенный по оговоренной технологии и имеющий ряд специфических качеств.
Короче. Ни по качеству спирта (на этикетках нашенских - "высшей очистки", "Экстра", "Люкс"...), ни уж тем более по технологии - китайская "водка" водкой не является. Про такой важнейший компонент как вода - (оооо, сразу вспоминаю знаменитую "кашинскую" водку. А сколь велика разница между продукцией ЛИВИЗа и "Кристалла" - а вот вам невская вода и московская, пожалте) - так вот про воду, что идет на изготовление местного пойла лучше вообще ничего не говорить...
У этой алкогольной жидкости есть ряд достоинств - её можно (и обязательно нужно) запивать пивом, но эффекта "ерша" не наступает. Иногда - не всегда всё же - вместо ожидаемого чудовищного похмелья на утро ощущается непонятное воодушевление и радость жизни.
Но если уж похмелье наступит - то лучше умереть, и сразу. Пот пахнет выпитой накануне жидкостью, икается и рыгается этой же жидкостью - и так в течение двух-трех дней... Еще одно хорошее качество - от этой жидкости в "бычку" не кидает. Такое благодушное опьянение настаёт. Крепкость приличная – около пятидесяти пяти градусов.

Мне доводилось в армии и одеколон, и даже дезодорант пить - рутинно, "фурик" на двоих, под "рукав". И ничего, надо только тип парфюма знать. Но нам регулярно замполит напоминал литеры на этикетках - какие "питьевой" одеколон означают, а каких остерегаться надо. Так вот, китайскую крепкую бесцветную жидкость я пробовал не раз и скажу - уж лучше одеколон "Саша", не говоря уже об "Огуречном" лосьоне. Хотя лучший был одеколон "Ожон", или «Огни Москвы» помню...
А китайскую "водку" - увольте. Не для питья она. Вот антисептик - отличный. Прыщи прижигает превосходно - кожа много лучше, чем спирт принимает её.

При упомянутых весьма призрачных её положительных особенностях - остаются откровенно мерзкий запах, жесткий "маслянистый" вкус, сами технологии изготовления... Некоторые говорят, что это только дешёвые сорта, а есть дорогие – «Маотай». Вот они, мол, совсем другое дело.
Маотай, не маотай - рожу скривит лаовай... Что за 600 юаней, что за пять - всё едино, на мой взгляд. Ну, разве что та же разница, что между лосьоном после бритья "Свежесть" и стеклоочистителем «Льдинка».
Наверное, дело вкуса - ведь есть же много ценителей вонючего сыра - так и тут.

***
Вино китайцы любят разбавлять спрайтом. Особенно красное – примерно пополам. Пьют залпом, вкусно и шумно отрыгивая.
Пиво наливают в маленькие – граммов на 180 – стаканчики. Стучат ими по столу или чокаются, а затем выпивают залпом, под крик «ганбэй!»
Рисовое вино – лучшее средство, если есть желание промучиться от чудовищного похмелья. Им меня угощали не раз, предлагая запивать клубнично(!)-томатным (!) соком. От вина я после первого раза благоразумно отказывался, а вот от сока - ума не хватило. А потом было всё, как в песне:

"Целый день сидел в кустах
Я с улыбкой на устах".

Мой личный рекорд в питие китайской крепкой жидкости (ну не могу её водкой называть) - четырнадцать рюмок в стиле "ганбэй!". Дело было на свадьбе моей китайской подруги, бывшей студентки. Как называлась "водка" не помню, юаней триста в магазине такая. Была еще по пятьсот, её какой-то мужик ходил разливал по рюмашке желающим. Хотя, как по мне, что за пять юаней, что за пятьсот - всё одно...
Я сильно выделялся среди гостей. С гостями за своим столом и двумя соседними - с каждым по рюмке выпил. Но я-то один, а их много... На последней рюмке взмолился и перешел на пиво... Ещё помню, я пел караоке (чего никогда в жизни, ни при каких обстоятельствах не делал), пил красное вино прямо из горлышка бутылки и общался со всеми свободно по-китайски (до начала торжества я знал только "нихао" и "дошао чень"). Потом, кажется, случился, как у Кисы Воробьянинова в театре Колумба - "отрыв мятущейся интеллигенции от масс и падение"...
А может, и не было...
Я не помню.

***
За несколько лет лишь однажды нашел деньги на улице. Всего один юань. И то - не нашел даже, а... Шел в невыносимой полуденной жаре, вдоль неизвестной мне речки-вонючки, со страшного бодуна и умирал. В городском мареве на противоположном берегу виднелись какие-то кирпичные трубы, тянулись серые приземистые здания цехов и хибары стиля «ласточкины гнёзда», где один этаж нависает над другим, а сбоку прилеплена ещё парочка. Щербатый бетон парапета набережной - и зелёная, в радуге бензиновых разводов вода в реке. Ржавая до невообразимости баржа медленно заползала под мост. Пахло протухшей мочалкой и солдатским мылом.

Все города красивы по своему, но некрасивы одинаково. Перефраз Толстого применим и к Шанхаю, во всяком случае – ко многим его местам. Меня редко заносит в высотный, просторный и ультрасовременный район Пудон. Я давно уже не бываю в центре – мне нечего там делать. Я – не турист.
Мой Шанхай – приземистый, узкоулочный, с парусами простынь и подштанников на оконных шестах. С маленькими магазинчиками-«шандэнями» и рынками-развалами. С сидящими на корточках у своих магазинов продавцами, чистящими зубы и моющими голову над тазиком. Со звоном колокольчика рикши-старьёвщика и красными флажками кондукторов из окон автобусов. Здесь никто не бежит следом, назойливо бубня: «Миста-миста, ролекс вери чипа!» Здесь не мешают девушки-консуматорши, зазывающие лаоваев на чашку чая ценой в тысячу-другую юаней.
Здесь – хорошо.
Я обожаю трущобы. Это – моё. В любом городе.
Убрать жару и влагу – и вот он, угрюмый Обводный канал, вот они – зассаные узкие дворики и помойки возле Сенной, вот они – дома-«корабли» Автово...
Везде человек моего склада может почувствовать себя как дома.

В кармане было всего два юаня, и я мучительно соображал, как бы на них выпить пива. А никак - три юаня бутылка. В голове проносились различные варианты. Наиболее часто возникали сценки из «Двенадцати стульев» - то гордое альпийское нищенство Остапа, кричавшего «Дэнги давай! Давай дэнги, я тебэ гаварю!» вслед грузовикам с туристами, то бессмертное «Мосье, же не манж па...» несчастного Кисы.
Но желание похмелиться было столь велико, что Будда всё же услышал. Из пробежавшего мимо пионера вывалился юань, звякнул, подпрыгнул и покатился по асфальту. Обогнув мусорную кучу, завертелся возле сливной решетки...
Там была еще куча местных, из уличных продавцов, кто заметил это. Даже не ожидал, что все ринутся. Но мне было нужнее.

Шанхай вообще приучает к двум вещам – южной неторопливой развалочке, этакому разморенно-ленивому состоянию, и одновременно – к мгновенной реакции и броскам к нужным тебе объектам. Замешкаешься, щелкнешь чуть больше положенного клювом – и в пойманное тобой такси усядется кто-нибудь другой, а на освободившееся прямо перед тобой место в вагоне метро плюхнется сразу двое. Не приготовишься к выходу из вагона – и едва откроются двери, толпа с платформы втиснет тебя обратно...

В студенчестве довелось поучиться в одном американском университете. Жил с нами в общежитии здоровенный негр Чак, звезда футбольного поля. Чак постоянно зазывал меня к себе в команду и всё же уговорил на тренировки. На последней мне едва не сломали шею, после чего я к американскому футболу сильно охладел, однако научился без труда проходить сквозь живую стену соперника.
В общем, в споре за юань победила спортивная сноровка..
Пива я выпил всё же.

***
В спортивном центре, куда я хожу в периоды «помешательства на здоровье», я познакомился с Боло Ёнгом. Ненастоящим, конечно, но точной копией кумира детства. Здоровенный китаец, одним движением ноги или руки ломавший позвоночники незадачливых охранников Хана из «Enter the Dragon» (а мне посчастливилось увидеть увидеть этот фильм в начале восьмидесятых на широком экране гаванского кинотеатра) произвёл столь сильное впечатление, что выбор видов спорта стал для меня очевиден.

Шанхайский «Боло Ёнг» был, конечно, моложе и, как не странно, понятия не имел о том, на кого он похож. Но был так же огромен, работал с серьёзными даже по нашим меркам весами. А когда молотил грушу - становилось откровенно жутко.
Кстати, это единственный серьёзный билдер, встреченный мною в Шанхае. Массивный, немногословный, сосредоточенно и тяжело работающий в зале.

Со мной, залётным лаоваем, он был поначалу неприветлив, лёгким кивком отзывался на «нихао» и никогда не здоровался первым. Правда, всё изменилось после того, как его придавило штангой (узким хватом он жал полторы сотни на трицепс) в последнем подходе. Перехватив штангу пошире, он всё равно не смог выжать её, и кряхтел под взглядом десятка человек, околачивающихся в зале – обычных дрищей-бездельников, завсегдатаев местных фитнес-ценров. И никто – никто – даже не рыпнулся помочь. Инструктора не было - ушёл на обед. Я работал в это время на блоке, боковым зрением заметил, бросил рукоять, подбежал и вытянул штангу на стойки. Обычная реакция для нашей качалки. В шанхайской – нет. Не знаю, почему они не помогают друг другу.
«Боло Ёнг» впечатлился, пожал руку и сказал «се-се». С той поры приветствовал всегда первым и договорился с администрацией зала о скидке для меня в следующем сезоне.
Лучший друг теперь.

О зале нельзя не сказать еще пару слов.
Мне доводилось бывать во многих китайских залах, в разных городах. И повсюду - одно.
Музыка.
Громкая, очень громкая - как любят её слушать китайцы. Сладкая, тягучая, медленная китайская попса.
«Ся-я-о-о-о-о-о-о ха-а-айдзы-ы-ы-ы-ыы! Ся-я-ооооо ха-а-а-айдзы-ы-ы-ы...» - раздаётся из динамиков песня «Ребёнок» на мотив «Птички уснули в пруду» или «Спят усталые игрушки».
И никому это не мешает заниматься, кроме меня. Наоборот, даже подпевают во время упражнений. Правда, я работаю на бицепс штангой в семьдесят кэгэ, и мне не до песен. А завсегдатаи залов редко выходят за тридцать. Чего бы и не попеть...
Пытаюсь спастись врубленным в моём МР-3 на полную громкость последним альбомом «Сектора», «героиновым» чумовым тяжеляком, но «ся-я-я-о-о-о хайдзы-ы-ы-ы» пробивается даже сквозь мощные гитарные запилы...
И ничего с этим поделать нельзя.

***
При всей своей улыбчивости и приветливости, китайцы – крайние индивидуалисты. Помогают друг другу мало и вне спортивного зала – например, на улице.
Мои знакомые китайцы объясняют это этикетом и традиционным нежеланием вмешиваться в чужие дела. Но когда я вижу, как хрупкая девушка, пыхтя, тащит по лестнице перехода свой велосипед, мимо рослых парней, мне это немного странно.
Хотя помощь они принимают, уж не знаю, потому ли, что лаовай помог, или просто в силу темпрамента – принимают с искренней и горячей благодарностью. Иногда становится даже неловко.

Одна “леди-рикша” - бабанька неопределенного возраста, никак не могла заехать через поребрик на тротуар. Своим велосипедом она прегородила дорожку для мото и велотранспорта. Привставала на педали, дергала свою трёхколёсную колымагу, но скатывалась назад. Все стояли, наблюдали, в том числе и люди на автобусной остановке, но никто даже не подумал подтолкнуть.
Когда я её затащил, за руль, на тротуар, она резво соскочила с седла и тараторя что-то на шанхайском диалекте, принялась непрерывно кланяться. Я прибавил шагу, но она догнала, дёрнула за рукав, и опять – кланяться.
Еле смылся тогда от неё.
Так оказалось, что это рикша-мусоровозка из соседнего посёлка.
Встречаюсь с ней пару раз в неделю как минимум, и она не перестаёт кланяться, правда, уже на ходу, с велосипеда.
А ведь полгода уже прошло...

***
В Шанхае проводились Специальные Олимпийские Игры. Соревнования для людей с проблемами умственного развития. Рекламные плакаты несколько пугали – толстый мальчик в спортивной майке сжимал Олимпийскую медаль. Лицо мальчика было перекошено в характерной улыбке дауна.
Но всё прошло хорошо.
Надо отдать должное – встреча, открытие, сами Игры – всё было организованно китайцами столь чётко, тщательно и главное – с душой, что можно лишь позавидовать. Никто не потерялся (а учитывая специфику приехавшего контингента – могли запросто), никто не был обижен, всех приняли, расселили. Тысячи студентов-добровольцев обхаживали гостей, возили по городу, селили в гостиницах и семьях.
Шанхайцы - действительно гостеприимный народ. И к таким мероприятиям, особенно от которых зависит престиж страны, относятся крайне серьёзно. На всех уровнях, от президента до волонтёра.
Честно – молодцы просто.
В общем, никаких сомнений – и Олимпиада в Пекине, и ЭКСПО в Шанхае пройдут у них на ура. Обидно, что не у нас.
И никакая Зимняя Олимпиада, которая и то – под сомнением, этого не заменит.

Забавный случай. Иду по улице Нанкин, туристическому месту, пешеходной улице - сродни московскому Арбату, только много современней и длиней. Обычно стараюсь избегать таких мест, но когда нужно в консульство, что на набережной Хуанпу – приходится идти.
В наушниках – ранний «Ленинград». «Ты сегодня французской помадой напомадила губы свои...» В руке – бутылка пива. Полдень. Я уже нормально пьян. Отлив в «Макдональдсе» (заодно наорав на любопытного юношу, писавшего в соседний писуар и пытавшегося заглянуть ко мне – лаовайский хуй разглядеть), выхожу на Нанкинлу и сажусь на каменную скамеечку.
Жарит солнце. Хрипло орёт в наушниках Шнур. Закуриваю. Отмахиваюсь от «миста-миста-вери-чипа».
Разглядываю прохожих, они – меня.
Напротив – строительные леса. Пыльно. Пахнет ацетоном. Шнура заглушают отбойные молотки. Реконструкция.
Здания на улице Нанкин – высокие, тёмные. Такое впечатление, что забрёл в ущелье.
Чуть поодаль – шпиль телебашни «Жемчужина Востока».

Рядом присаживаются несколько девчонок. Обычное дело – «хелоу», «кэн ю спик чайниз», «хау ду ю лайк Шанхай», «вуд ю лайк ту дринк э кап оф ти».
Консумация.
Милые девочки представляются обычно студентками-туристками, или коренными шанхаянками – по разному. Очень вежливы. Иногда – трогательно сексуальны. Разводят лаовая на «пойти в «ти-хауз» или ресторан, а потом соскальзывают, перед тем самым моментом, когда лаоваю принесут счёт на немыслимую сумму. Днём такие номера относительно безопасны, просто плати и сваливай. По вечерам – последствия менее приятные. Приводят в такие места, где особо и не повозникаешь, а если начнёшь – приходят либо ребята типа Боло Ёнга, либо поддельные менты, в форме, похожей полицейскую, и начинают спектакль «пройдёмте, товарищ турист».
Самые неприятные случаи – клофелин и отправка бесчувственного тела в гостиницу. Без сопутствующих аксессуаров, конечно.
В общем, булгаковское «никогда не разговаривайте с незнакомцами» не отменяется и здесь.

Но я пьян, денег у меня почти нет, да и развести меня на чай у девчонок не получится. Чай не пиво, как говорится, много не выпьешь.
Поэтому, почувствовав, что дёргают за рукав, вытащил из ушей наушники и спросил: «Чего надо?»
По-русски спросил, на автомате.
Потом поговорили по-английски немного, о погоде, о Шанхае, о том, о сём.
И вдруг - совершенно неожиданный вопрос. Не «как насчёт пройтись, погулять, попить чаю?». И не «умеешь ли ты есть палочками?»
Вопрос был такой:
«А ю спешиал олимпиан?»
Без всякой издёвки. На полном серьёзе выясняли, не участник ли я Специальной Олимпиады для умственно неполноценных людей
«Это почему вы так решили?!» - я обычно спокойно отношусь к их вопросам, но это уж слишком было.
Девчонки, не смущаясь:
«Ну вы же похожи на спортсмена...»
Блин...
«На «специального», да?!»
Заминка. Переглядываются.
«Ну да...»

Инересно, думаю, я на мальчика с плаката похож, или на боксёра Валуева?..
Хотя, какая разница...

***
А вообще, в плане «комплиментов» они иногда хватают через край.
Моему другу-немцу, невысокому, щуплому парню, не раз говорили, что он похож на Гитлера. При этом поднимали большой палец вверх и кивали: «Ит из вери гуд! Хи воз вери стронг! Вери паверфул! Грэйт!»
Немец шевелил тонкими усами и зло сверкал глазами.
Именно после таких комплиментов он действительно становился похожим на Адольфа...

***
Я научился очень ценному качеству - неспешному передвижению (пробовал раньше суетиться и обгонять - так ведь впереди еще тысячи шаркающих и почесывающих зад людей, утомишься пыль глотать) и полному пофигизму. Иначе – не проживёшь. Или проживёшь, но херово.
Ни остановившийся посреди тротуара мотоциклист, решивший вдруг послать эсэмэску, ни припаркованный поперёк входа в магазин велосипед не вызывают уже никаких реакций. Обходишь, и всё.
Конечно, в России поставили бы диагноз "аутизм", но тут - самое оно. Похуизм как система выживания.

Хочу научиться у них и умению спать всегда и везде, в любой позе. Умел в армии, но разучился давно. Заново учусь – отказался от кофе по утрам и особенно вечером. Начал пить зелёный чай.
Китайцы в плане сна – выше всяких похвал. На столе, на стуле, на черенке лопаты, на мотоцикле, просто на асфальте, и даже – на декоративной цепи-ограде в парке. Везде.

***
Ужин-знакомство с иностранными коллегами в ресторане.
Шикарный зал, оформленный в китайском понимании слова «роскошь» - красная парча, золотые шнуры и кисти, позолоченные кривые ножки массивных стульев, посуда золотого цвета, пурпурные скатерти. Словом, дорогое и пафосное место.
Беседую с соседками по столу – новозеландкой и американкой. Они только приехали в Китай. Молодые девчонки, только закончили колледж. Спрашивают меня, что я могу рассказать им «эбаут чайниз калчер». Полны желания узнать и впитать.
«Я свою-то «рашен калчер» не очень хорошо знаю, а уж китайскую...» - машу рукой.
«Как же так?» - говорят. «Ведь это безумно интересно...»

Выходят повара и выносят на огромном блюде лобстера на льду. Ставят в центре стола.
Лобстер разрублен пополам. Но – живой. Медленно и печально шевелит усами.
Американка, заметив это, осекается на полуслове.
«Итс элайв!» - таращит глаза. «Омайгад! Итс элайв!»
«Конечно, живой. В этом и весь шик», - объясняю ей и трогаю палочкой одну из суставчатых ног. Нога подрагивает.
«Плиз, донт!» - кричит новозеландка и рыдает в голос.
Американка склоняется под стол и блюёт в салфетку.
Растерянные лица китайцев-организаторов вечера.
Мне их жаль – ребята старались. Блюдо дорогое.
«Вэлкам ту Чайна», - говорю проблевавшейся американке. «Вэлкам в настоящую жизнь. Смотрела фильм «Матрица»?».

***
О китайцах слагается немало мифов – ими самими в том числе. Да и чужестранцы склонны приписывать китайцам сверхъестественные способности и наклонности. Самое распространённое – это миф о китайском трудолюбии.
Здесь хочется заметить, что несмотря на многие отличия от других народов, китайцы – такие же люди, как и мы, и все остальные. Нормальные люди, с нормальными потребностями и желаниями.
Трудолюбивые... ага, ага... "Только тех, кто любит труд, "октябрятами" зовут"... Был октябренком, но что-то скворечники делать и с саженцами ковыряться особо не любил. Хотя - ковырялся, и делал... Ну, детство, чего уж там...

Заявлять, что китайцы - "трудолюбивые" - так же несправедливо, как говорить, например, что "духи" в армии - тоже трудолюбивые. "Дух" и траншеи копает, и рвы закапывает, и лёд долбит, и снег чистит, и казарму драит, и сортир вылизывает, и кирпичи таскает, и бетон месит, и кровати застилает...
Да он делает всё. Потому что он - "дух". А не будет - повесится в ближайшую же ночь, на батарее в сушилке. Зато глянуть через год-полтора на того бывшего "духа"... Ремень на яйцах, харя шире плеч, во рту сигаретка, в глазах - тоска... разве что пнуть нового "духа", чтоб резче шевелился... Вот и всё трудолюбие...

Китайцы – еще более нормальные, чем мы. Совсем не октябрята. Они могут много и тяжело трудиться, но только пока для этого им созданы предпосылки – жесткий, даже жестокий контроль и невыносимо тяжёлые условия труда. Всегда советую людям, которые "трудолюбием" восхищаются, вспомнить сцену из фильма "Особенности национальной охоты" - как корова в самолете растопырилась, чтобы не выпасть из люка. И замечательную реплику: "Жить захочешь - не так раскорячишься".

Когда же китаец выбивается на более высокий уровень – он, как и положено нормальному человеку, расслабляется и начинает получатьот жизни удовольствие. А как иначе? Они – не роботы, не насекомые. Самые обычные люди. С небольшой оговоркой. Я бы применил к ним другой термин – «трудостойкие». Вот это действительно так. Работать в тех условиях, в каких приходится очень часто им – не сможет, пожалуй, больше никто. А китайцы – могут. И при этом – не озлобляются. Принимают всё с загадочной для меня невозмутимостью.
За это их очень ценю.

***
Когда собирался в Китай, судорожно скупал в Москве футболки “много-икс-эль” и искал обувь моего размера. В России всегда маялся с одеждой. Думал, в Китае - все, голым ходить придётся.
Оказалось - огромный выбор джинсов, футболок, свитеров, курток спортивного стиля - моего любимого. Всё широкое и свободное. В общем, я счастлив.

Блядь, почему на родине, где людей, много крупнее меня – как грязи, одежды большой днём с огнём не найти?.. Я не про уёбищные «Три толстяка» и «Богатырь» (мерял я там одежду... где «богатырь»? в каком месте «богатырь»? – на пузе и жопе «богатырь»?)
Я про обычные магазины...

Вот только обуви на меня тут нет. Иногда они спрашивают разрешения сфотографировать свою ступню рядом с моей...
Наконец, до меня дошло значение слова «ети» («снежный человек»). Это когда меряешь обувь и говоришь – «етить твою мать, а побольше размера нет у вас?!»
В местной женской моде многое кажется странным. Неприязнь на словах к японцам, а на деле – повальное увлечение японским кино, мультиками и одеждой. Какой-то особый азиатский фьюжен. Очень непонятна мне страсть китаянок к сапогам в жаркую погоду (представляю, что там с ногами происходит при плюс двадцати семи), и особенно удивляет "жокейский наряд" - курточка в обтяжку, бриджики, высокие сапоги... И все это - на фоне непропорционально длинного тельца и коротеньких ножек, да ещё и "колесом" которые...
Всегда полагал, что люди, а женщины особенно, умеют скрывать недостатки и подчеркивать достоинства фигуры с помощью одежды.
А тут такое впечатление, что то ли им наплевать, то ли представления о достоинствах-недостатках разные у нас.

Правда, существует два основных типа китаянок. Приземистые, коротконогие и кривоногие северянки с широкими, как таз для варенья лицами, и стройные, с продолговатыми кукольными личиками и лебедиными шеями южанки. Между ними еще до хрена промежуточных типов, но эти – главные.
Шанхай – юг, к тому же – цивилизация. И встречаются такие крали... Длинноногие, с грамотно нанесённой косметикой, идеально одетые, с прямой осанкой, застенчиво-горделивые...
Но об этом – позже.

***
Зима – не самое лучшее время в Шанхае. Затяжной питерский поздний октябрь, с переходом в ноябрь.
Отопления в домах нет. Кондиционеры гонят душный тёплый воздух, но это помогает мало.
При мне в раздевалке спортзала зимой мужик надел три пары кальсон, одни на одни, два нательного теплого белья, рубашку, свитер, еще свитер, потом куртку (пижамного покроя), а сверху - обычную куртку.
При этом последняя куртка была нараспашку – то ли жарко, то ли застегнуть не смог.

***
Лето – не лучше.
В прошлом году приехали друзья из Питера, в июле. Жара, конечно. Пекло.
Местные старички рассекают в одних семейных трусах и майках. Через пару дней друзья спрашивают: "А ты-то не ходишь так, как местные?" "Я-то?" - говорю. "Да запросто". Не поверили. Надел я самые большие "семейники" свои, майку-безрукавку красную (серо-белой, обычной “алкоголички”, не нашлось) и пошел гулять по району, на спор.
Самое удивительное, что пялились на меня не больше, чем обычно... Друзья были в ахуе. Чувствовал себя неловко первые минут пять. Потом начали действовать пять коктейлей "джин-тоника", что принял перед прогулкой, и было уже не стыдно.
Это, кстати, мое неоднократное наблюдение - могу делать практически все то, что местные, когда они нас шокируют. Даже одеваться, как они. Но для этого надо принять на грудь...
Наверное, мы, действительно - закрепощенные лаоваи.

***
Одна моя знакомая, китаянка, считает, что многие проблемы со вкусом в одежде корнями уходят в детство - когда сутками напролёт человек не вылазит из некрасивой, мешковатой школьной формы (хотя больше она смахивает на ужасного пошива спортивные костюмы).
Согласен на все сто. Довелось поработать в одной языковой школе. Там у них своя форма - серые спортивные костюмы с буковками школы на спине... Выглядят в них школьники как солдаты-новобранцы - кому длинно, кому коротко, все скопом - как мешки с отрубями. Ходят - соответственно. Но была там и категория иная - девчонки в галстуках, гольфах, юбки на полбедра, а то и короче, в стильных жакетах и таких шарфах красивых. Ходят - по-женски. Глаза подведены, губы накрашены. Мне ручкой помахивают и так нежно говорят: "Хай!" Некоторые даже подмигивают...
Я, как и положено, разволновался с непривычки. Думаю - не может такого быть, чтобы китаянки-школьницы, да вот так вот... Спрашиваю коллегу - а чего это у одних школьниц одна форма, а у других - другая совсем. Да и они вместе с формой – другие какие-то.
"Так то ж японки!" - отвечает. "Китайский и английский у нас в школе учат".
"А-а-а..." - говорю.
Больше вопросов не было.


***
Известный педагог Макаренко утверждал - если свежий огурец поместить в бочку к солёным, то хочет он, или не хочет, он тоже вскоре станет солёным.

Микки Маус из отвратительного диснеевского уродца превратился в старого доброго знакомого, и если за час нигде не увидел его изображения, начинаю волноваться - не случилось ли чего...
А подаренный миловидной шанхаянкой розовый кошелек с "хэллоу китти" не выбрасывается в мусор, а используется по назначению, без чувства стыда и неловкости в общественных местах...

Если первый год не понимал, как мужчина может ездить на «пуси-байке», как называет женские велосипеды один знакомый американец, то теперь езжу спокойно на чём угодно, одеваюсь во что хочу, и уже не помню, почему так заморачивался всем этим раньше.
Куртка с мультяшными кроликами и винни-пухами на груди и рукавах... Да разве я бы надел такую в Москве... А здесь, на радость детям – запросто.

«Брутальных» табу, пустых условностей - у нас всё же куда больше, чем у практичных жизнелюбцев-китайцев.
Правда, у них имеются другие...

***

Возвращение на родину после Китая всегда пугает. Привыкаешь тут к улыбкам соседей по поселку, к вежливым и незаметным для тебя полицейским, к полной безопасности в любое время суток, к простодушным зевакам и болтливым таксистам...
Родина всё расставляет по местам...

В Шанхай я возвращаюсь отдохнуть от бешеного ритма моего Города. Возвращаюсь в милую огромную деревню с её жителями - неспешно, с остановками у каждого лоточника шаркающими по тротуару в час пик на работу, где первым делом они попьют чайку, потом поедят, там вздремнут - и глядишь, к вечеру дело уже...
Тихий провинциальный уклад жизни...
Стремительно пустеющая улица Нанкин в начале одиннадцатого вечера даже в пятницу и субботу... Стыдливые проститутки у ограды ночного клуба... Бельё на шестах и верёвках... Школьники и студенты, спящие за партами... Спящие на рабочих местах продавцы...
Припаркованный поперёк тротуара мопед... Дюжина садовых рабочих, сидящих на корточках - один достает из лотка рассаду, передаёт её второму, тот - третьему, далее по всей цепочке - последнему...
Пенсионеры, танцующие в парке под мелодии аж из трёх магнитофонов - и все мелодии разные...
Уйгур, одиноко жарящий свои шашлычки посреди ночной улицы - но вы-то знаете, что мясо лишь прикрытие, а у него можно приобрести плюшку совершенно убойного гаша...
Запах жареного тофу, похожий на смесь перегара и гнилых зубов – и всегда очередь к продавцу этого тофу... Попрошайки, чем-то неуловимо напоминающие опустившегося Солженицина, с котомкой через плечо...
Яростный блеск зеркальных высоток... Гул надземного метро и гудки судов на реке... Гладь озёр и прудов в парках...
Красно-рыжий апельсин Солнца в белесом небе...
Фасетчатые сферы телебашни – словно огромные глаза насекомого...
Мототаксист с сигареткой в углу рта, во фрицевском шлеме...
Последняя модель чёрной навороченной "бэхи", вся в наклейках со Снуппи...
Белое личико и миндалевидные глаза красавицы, вышагивающей под розовым зонтиком и в дождь, и в солнце...
Любопытные взгляды и – улыбки... улыбки... улыбки...

Если вы по всему этому скучаете в России - вы точно долго прожили в Китае.
Ruslan Ma вне форума   Цитата
Пользователь сказал cпасибо:
Старый 28.09.2009   #6
Olezka
проверенный коммерсант
 
Аватар для Olezka
 
Адрес: HRK/FOC
Сообщений: 6,515
8 лет на форуме
Рейтинг мнений: 638
Репутация: 7640
По умолчанию Re: ВАЙГО или заметки из жизни одного шанхайского лаовая

эхъ .... а есть еще ?
хоть бросай все и едь в Китай...
Olezka на форуме   Цитата
Старый 29.09.2009   #7
Svetlana
китаевед
 
Сообщений: 157
9 лет на форуме
Рейтинг мнений:
Репутация: 11
По умолчанию Re: ВАЙГО или заметки из жизни одного шанхайского лаовая

офигенно :D
Svetlana вне форума   Цитата
Старый 29.09.2009   #8
Chingis
синонуб
 
Сообщений: 4
8 лет на форуме
Рейтинг мнений:
Репутация: 0
По умолчанию Re: ВАЙГО или заметки из жизни одного шанхайского лаовая

Пиши исчо. Как я понял, у мужика была семья, он развелся, женился на шанхайской красотке, и опять развелся, а теперь бухает?
Chingis вне форума   Цитата
Старый 29.09.2009   #9
Chinarise
посредник
 
Адрес: Shenzhen
Сообщений: 154
8 лет на форуме
Рейтинг мнений:
Репутация: 61
По умолчанию Re: ВАЙГО или заметки из жизни одного шанхайского лаовая

Кирзач зачотно пишет :D
с удавольствием читаю его креатиффы :-X
Chinarise вне форума   Цитата
Старый 02.10.2009   #10
Chingis
синонуб
 
Сообщений: 4
8 лет на форуме
Рейтинг мнений:
Репутация: 0
По умолчанию Re: ВАЙГО или заметки из жизни одного шанхайского лаовая

Прочитав креатив, поискал другие работы аффтара. Нашел его книжку "Кирзач". Всем рекомендую. Аффтару зачот
Chingis вне форума   Цитата
Старый 03.10.2009   #11
Olezka
проверенный коммерсант
 
Аватар для Olezka
 
Адрес: HRK/FOC
Сообщений: 6,515
8 лет на форуме
Рейтинг мнений: 638
Репутация: 7640
По умолчанию Re: ВАЙГО или заметки из жизни одного шанхайского лаовая

Цитата:
Сообщение от Chingis
Прочитав креатив, поискал другие работы аффтара. Нашел его книжку "Кирзач". Всем рекомендую. Аффтару зачот
дайте ссылочку на книжечку...
Olezka на форуме   Цитата
Старый 03.10.2009   #12
Ruslan Ma
основатель и владелец форума
 
Аватар для Ruslan Ma
 
Адрес: вездесущий
Сообщений: 3,205
9 лет на форуме
Рейтинг мнений: 657
Репутация:
По умолчанию Re: ВАЙГО или заметки из жизни одного шанхайского лаовая

Цитата:
Сообщение от Olezka
Цитата:
Сообщение от Chingis
Прочитав креатив, поискал другие работы аффтара. Нашел его книжку "Кирзач". Всем рекомендую. Аффтару зачот
дайте ссылочку на книжечку...
http://udaff.com/users/kirzach/ - все труды автора. Книжка его называется "КИРЗА", а Кирзач - это его ник на Удаве.
Ruslan Ma вне форума   Цитата
Старый 13.10.2009   #13
C@r@pk@
синонуб
 
Сообщений: 1
8 лет на форуме
Рейтинг мнений:
Репутация: 0
По умолчанию Re: ВАЙГО или заметки из жизни одного шанхайского лаовая

СУПЕР!!!!жду продолжения!!! {smile41}
C@r@pk@ вне форума   Цитата
Старый 19.10.2009   #14
Кирзач
лаовай
 
Сообщений: 23
8 лет на форуме
Рейтинг мнений:
Репутация: 200
По умолчанию Re: ВАЙГО или заметки из жизни одного шанхайского лаовая

Всем привет!

Рад, что понравилось - в принципе, кто тут живет, может многое узнать.
Думаю, ярые китаеведы и китаефилы сожрут меня с потрохами за многое в тексте, но ведь не для них же написано, а для нормальных людей.
В общем, спасибо всем за отзывы!
Кирзач вне форума   Цитата
Старый 19.10.2009   #15
Chingis
синонуб
 
Сообщений: 4
8 лет на форуме
Рейтинг мнений:
Репутация: 0
По умолчанию Кирзач

Кирзач! А это не ты книжку "Кирза" написал? Дюже хорошая книжка!
Chingis вне форума   Цитата
Старый 19.10.2009   #16
Ruslan Ma
основатель и владелец форума
 
Аватар для Ruslan Ma
 
Адрес: вездесущий
Сообщений: 3,205
9 лет на форуме
Рейтинг мнений: 657
Репутация:
По умолчанию Re: Кирзач

Цитата:
Сообщение от Кирзач
Вообще сайт хороший, и уж точно лучше "Полужопия", там не продохнуть просто, тухляк такой унылый.
Кирзач, спасибо на добром слове! Для меня честь видеть тебя у нас в гостях. С удовольствием читал твои опусы по Китаю. :D Смело, откровенно, свежо.

Цитата:
Сообщение от Chingis
Кирзач! А это не ты книжку "Кирза" написал? Дюже хорошая книжка!
Перенес сюда этот вопрос, ну и ответ очевиден, как мне кажется. :-X
Ruslan Ma вне форума   Цитата
Старый 19.10.2009   #17
Кирзач
лаовай
 
Сообщений: 23
8 лет на форуме
Рейтинг мнений:
Репутация: 200
По умолчанию Re: ВАЙГО или заметки из жизни одного шанхайского лаовая

Чингиз

Да, было дело.
Спасибо.
Кирзач вне форума   Цитата
Старый 21.10.2009   #18
Кирзач
лаовай
 
Сообщений: 23
8 лет на форуме
Рейтинг мнений:
Репутация: 200
По умолчанию Re: ВАЙГО или заметки из жизни одного шанхайского лаовая

(Вот еще кусочек шляний-приключений, не знаю, в эту ли тему, или в "развлечения" - Руслан, сам решишь, если что, перенеси)
Здесь, в общем, событий немного, больше - настроение.


...Ноги мои едва передвигаются. Болят ступни, гудят колени, ноют спина и плечи. Всё же здорово нашлялся за сегодня... Смотрю на часы – половина первого ночи. Значит - уже «за вчера».
К наступившему «сегодня» я равнодушен, оно не наступило еще толком. Я и не заметил, как меня вынесло в район Хонкоу. Это радует – «автопилот» не сбился, и я ковыляю в сторону дома.
За моей спиной погасшие огни Пудуна и набережной. В густой мгле едва различим силует телебашни.
Справа от меня высокий забор, где даже ночью гремит стройка – забивают сваи, трещат отбойные молотки, в свете прожекторов описывает полукруг башенная стрела. Пахнет пылью, цементом и выхлопом.
На улице движения почти нет. Изредка пролетает мотоцикл или скутер, с шуршанием проносится одинокое такси. Выезжает со стройки неуклюжий грузовик, газует, по асфальту ползёт клякса вонючего дыма.

В обеих руках у меня по бутылке пива. Я прикладываюсь то к одной, то к другой. Где-то час назад я еще сидел возле закрытого метро на Народной Площади, смотрел на жёлтую от фонарей дорогу, на мрачные без подсветки глыбы небоскрёбов. Общался – не помню, на каком языке и с кем... Слова и мысли сыпались из меня, как горошины, выскакивали в плотный городской воздух, падали на гладкие плиты площади, отскакивали и улетали в ночное небо, веселя и меня, и неведомых мне собеседников.
Так и сидел, пока не осёкся вдруг, не запнулся и вновь не услышал: «Встань и иди!». Может, я сам себе это сказал. В таком случае, не стоило бы слушать. Но я встал и пошёл, с одержимостью отца Фёдора, осознавшего крах своего предприятия.
Заходя в каждый встреченный по пути шандянь и отмечая путь пустыми бутылками, будто выросший и ставший плохим Мальчик-с-пальчик.

Можно взять такси, но у меня только семьдесят юаней, десятками. Я уже несколько раз пересчитывал их. С каждой купюры, глядя куда-то в сторону, но мне кажется, что прямо на меня – взирает серый в темноте лик Председателя Мао. На губах его джокондовская улыбка.
«Что, тёзка, как дела-то?» - дружелюбно спрашивает меня Великий Кормчий.
- Да так, как-то... – отвечаю ему негромко. – Всё как-то так...
Оставшихся десяток вполне хватает, чтобы добраться до дома. Но отдавать их за сэкономленные силы и время очередному шифу с длинными жёлтыми ногтями мне не хочется.

Силы и время - не те это ценности, чтобы беречь.

Я всё больше склоняюсь к тому, чтобы потратить остатки на развлечение.
Несколько раз мне уже попадались освещенные мягким розовым светом салоны с сидящими за стеклянными дверьми девчонками в коротких платьях. Иногда и не девчонки там, а зрелые тётки с напудренными лицами, но это если приглядываться и привередничать.
Пиво я допил, усмирив охватившую меня после уйгурского «косяка» жажду. Живот свисает тяжёлым бурдюком, выпячивается под футболкой.
На двадцатку я покупаю бутылку шанхайского бренди, и пакетик шоколадного драже на закуску. Бренди – некрепкое дерьмо, тридцать пять градусов. На этикетке написано, что укрепляет и оздоравливает организм, потому что настояно на особых видах трав, названия которых мне непонятны.
На ходу оздоровившись парой хороших глотков, я жую драже и прикидываю свои финансовые – в других я нисколько не сомневаюсь – возможности.

Денег мне хватает ровно «на подрочить», поэтому выискивать, разглядывая девок и интерьер через стекло, какой салон поприличнее мне откровенно лень. Не всё ли равно, что за девка уныло и равнодушно подергает член. Не знаю почему, но дрочка в таких местах называется «фэйчи» - «самолёт». Сначала предлагают формальный массаж – немного помять руки-плечи, но можно отказаться и перейти к главному. Девка стаскивает с клиента штаны до середины бёдер, берется за его естество и начинает процесс, держа наготове салфетку. Может страстно поохать и даже заголить свою грудь для ускорения процесса.
Обычно каждая пытается раскрутить на услугу подороже – ту же дрочку, но две девушки делают по очереди. Или помыть член теплым влажным полотенцем, смазать детским кремом и потереться о него грудью, до счастливого финала. Всё это не выходит за рамки понятий «массажа» и относительно легально. Можно договориться и на отсос, и на обычный секс. Не в каждом из заведений, но - можно.

Я тяну на себя стеклянную дверь.
Да, конторка явно не из лучших. Низкие продавленные диваны, невнятного цвета стены, старый вентилятор на стойке. Дверной проём в дальней стене прикрыт серой шторой. В щель видны несколько кушеток, похожих на медицинские. Накурено.
Четыре девицы сонно поглядывают то на меня, то на экран телевизора в углу зальчика. Две из них, в блеклых ночных рубашках, не совсем девицы - страшные тетки с костлявыми коленками. Третья, тощая и маленькая.с короткой стрижкой, склонилась над бумажной тарелкой и ковыряется палочками в заварной лапше. Мой взгляд останавливается на последней, в сиреневом платье с глубоким вырезом на груди. Простая причёска, круглое лицо, миловидное и юное. Хотя, может, просто так кажется в неярком освещении.

- Пойдём? – коротко говорю ей.
Отпиваю еще из бутылки, стараясь не морщиться.
Девица нехотя встаёт, не отводя глаз от телевизора. Там два седобородых китайца в ярких халатах летают над верхушками деревьев, размахивая мечами в обеих руках. Принцесса с набеленным лицом истошно голосит, бегая среди зелёных суставчатых стволов бамбука. Историческая драма, не иначе.
Девица отодвигает край занавески, приглашающе показывая рукой.
Я прохожу во внутреннюю комнату, такую же крохотную, как и зал. Три кушетки. Укладываюсь на одну из них. Бутылку ставлю у изголовья.
Звенят кольца еще одной шторы, у стены - девка тянет край ткани, огораживая нашу кушетку. Усаживается сбоку и задирает мне футболку.
- Подожди.. – я поднимаю голову, стягиваю с себя шнур с браслетом. Прячу в карман. – Теперь можно.
Вид у массажистки усталый, словно у врача в поликлинике. Я бы не удивился, если сейчас вдруг в руках её появится стетоскоп и она начнёт меня выслушивать, командуя: «Дышите. Не дышите». Но лжеврачиха механически пощипывает мои соски, покручивает, будто настройку у приёмника. Взгляд у неё пустой, как у молодой собаки.
- Тебя как зовут? – спрашиваю, хотя мне совершенно безразлично.
Она что-то отвечает, но я не улавливаю и не могу повторить её имя. Зато потом следует традиционное:
- С двумя девушками не хочешь массаж?
- Нет. Они мне не нравятся, некрасивые слишком. С тобой хочу.
Кивает, продолжая массаж. Одной рукой тянется к брюкам. Нащупывает сквозь ткань мой член и принимается поглаживать, сжимая и разжимая пальцы. Член безмятежно лежит, и не думая интересоваться происходящим.

Девица расстегивает пуговицу на моих брюках, вжикает молнией и проворно запускает прохладную руку внутрь. Ухватив крайнюю плоть, теребит и подергивает, вытянув губы трубочкой и эротично сопя.
Я приподнимаюсь и кладу руку на её грудь, мягкую и большую, особенно для китаянки. Снимаю бретельки платья с её плеч. Грудь плюхается мне в ладонь, и какое-то время я с видом мясника, оценивающего кусок, держу ее на весу. Разглядываю крупный темный сосок, поглаживаю его большим пальцем.
Но держать так руку неудобно, я утомленно ложусь обратно.
В ушах начинает звенеть. Пробую закрыть глаза, но меня тут же начинает вращать классическим «вертолётом».
Как бы не проблеваться прямо тут.

- Туалет... – слабо говорю я.
- Что?
- Туалет есть у вас?
- Сейчас?
- Да.
Поправляет платье, закрывая грудь. Отодвигает штору. Показывает на узкую лестницу вверх.
- На втором этаже.
Застегиваю ширинку. По-стариковски кряхтя, свешиваю ноги с кушетки. Едва пролезаю в лестничную щель. Ступеньки шириной с ладонь, не больше. Темно – хоть глаз коли. Наконец появляется полоска света, я толкаю хлипкую дверь и замираю.
Туалет – узкий вертикальный пенал с дырой-очком посреди кафельного пола. Бугристая и облезлая труба от потолка до пола, с вентилем и резиновым шлангом. Очевидно, по совместительству, это еще и душевая кабинка. Голая лампочка тускло освещает неприхотливый санузел.
Возле самой двери – розовый тазик с замоченным бельём. Я смотрю на жалкие кружева цвета бульонной накипи и едва успеваю повернуться в сторону «унитаза». Горький пенистый коктейль из пива и настойки полынных трав вырывается из меня, частично попадая в дыру. Всё остальное разлетается куда придётся, даже на мои кроссовки.
Как человеку интелигентному, мне за причиненный ущерб немного стыдно. Трогать вентиль и шланг не решаюсь, просто вытираю рот многострадальной футболкой и выбираюсь из гадюшника. Осторожно спускаюсь, боком, по-альпинистски.

Девка стоит возле двери в зал. Отодвинула занавеску, смотрит телевизор. Слышен свист рассекаемого воздуха и звон мечей. Принцесса замолкла – или убежала, или злодеи уже коварно убили её.
Я откашливаюсь.
Оборачивается.
- Пожалуй, я пойду. В другой раз...
Пожимает плечами.
Лезу в карман и достаю пару десяток.
- Пятьдесят, - качает головой девица.
Свист мечей сменяется музыкой и сладкоголосым женским пением. Пение прерывается выстрелами и полицейской сиреной.
- Это если всё хорошо, - мягко возражаю. – А мне что-то не очень.
- Давай, ложись. Я закончу. – кивает она на кушетку.
- Нет, не хочу. Устал. Двадцать, за труды, и я пойду.
Она что-то говорит громким голосом в зал. Я не понимаю ни слова. Из зала отвечает сразу несколько голосов, и среди них – один мужской, что мне сразу сильно не нравится.

Кажется, влип.
Отступаю вглубь комнаты. В голове - мутный туман и сумерки. В теле – разбитость и слабость. Можно сдаться – пусть пыхтит, хоть до утра, если такая настырная. Вспоминаю упорного таксиста, готового обосраться прямо в машине, но сначала доставить клиента. Можно разбежаться, оттолкнуть, рвануть к дверям, а если мужик попробует встрять – заехать кулаком. Уж куда попаду, боец из меня сейчас неважный, но в росте и весе правда на моей стороне, в этом-то я уверен, даже не видя противника. Хотя печальный опыт битвы с обезьяной попрошайки показал - не всегда помогает это... На ноге до сих пор мелкие белые шрамы от зубов той сраной мартышки.

«Бутылка!» - вспоминаю чуть ли не с криком радости. «Бутылка!»
Бренди по-прежнему стоит у стены возле кушетки. По форме бутыль напоминает винную – длинное конусовидное тельце и удобное, если взяться за него рукой, горлышко.
Давно уже не булыжник - оружие пролетариата. Я подхватываю пузырь. Пока за шторой слышатся раздражённые возгласы, свинчиваю пробку и припадаю к горлышку. Для куражу, и чтобы не жалеть, когда разобью.
Выпятив подбородок, выхожу в зал. Стараюсь излучать агресивную мощь и решимость. Насупясь на манер гориллы-доминанта, исподлобья разглядываю враждебный мир.
Среди всё тех же девиц на диване сидит, расставив полные ноги в синих семейных трусах, лысый китаец лет сорока-пятидесяти. Кроме трусов, тапочек и грязной майки на мужике ничего нет. В одной руке его сигарета, в другой - пульт от телевизора. На экране полицейский с мужественными чертами лица строго отчитывает типа в очках и костюме – близнеца давешнего сутенёра...

На меня никто не обращает внимания.
Я начинаю догадываться. Причина воплей - вторжение этого мужика и захват им пульта. Кто он - хозяин или обычный клиент – не понятно. Но вся женская часть лишена своего сериала, за что визгливо костерит наглого джентельмена.
Под шумок я мямлю «до свидания» и вываливаюсь на улицу, сэкономив двадцатку.
Ночь.
Улица. Фонарь.
Массажня.
Я вдыхаю свежий – после затхлости крикливого салона – шанхайский ночной воздух.
Достаю из кармана браслет и всовываю голову в шнурок. Убираю под футболку.
В домах почти нигде не горит свет, видна лишь пара тусклых окошек.
Замечаю яркую луну над изломами крыш.
Её свет стекает с неба, струится по листьям платанов, бежит по светлым стволам, призрачными лужицами расплывается по тротуару, теряется в натиске фонарной желтизны.
- Тиха украинская ночь... – вдруг с чувством произношу я. Нелепица ситуации меня не смущает: – Тиха украинская ночь...
Потрясённый, иду по замершей в душном ночном сне улочке.
Моя тень то вырастает, убегает вперёд, то сжимается и прячется мне под ноги.
- И звёзды блещут... Чего-то там... небо ясно... нет... прозрачно... Да, прозрачно небо...
Когда я вскидываю к губам бутылку бренди, на темном стекле видны отражения фонарей.
- Своей дремоты превозмочь... не хочет воздух...
Я бы тоже подремал немного. Не помню, когда я спал нормально.


Кирзач вне форума   Цитата
Старый 21.10.2009   #19
Olezka
проверенный коммерсант
 
Аватар для Olezka
 
Адрес: HRK/FOC
Сообщений: 6,515
8 лет на форуме
Рейтинг мнений: 638
Репутация: 7640
По умолчанию Re: ВАЙГО или заметки из жизни одного шанхайского лаовая

Цитата:
Сообщение от Кирзач
Чингиз

Да, было дело.
Спасибо.
а где можно книжечку достать .. очень хочется {smile54}
Olezka на форуме   Цитата
Старый 21.10.2009   #20
Alexander
aдмин
 
Аватар для Alexander
 
Адрес: Работаем во ВСЕХ регионах Китая
Сообщений: 437
9 лет на форуме
Рейтинг мнений: 200
Репутация: 1655
По умолчанию Re: ВАЙГО или заметки из жизни одного шанхайского лаовая

Человек умеет красиво излагать свои мысли, отличные рассказы выкладываешь, Кирзач ! Читал твои заметки много лет назад, еще на удафе, понравились, потом прочитал "Кирзу", зачетная, живая книга.
В-общем 5 Баллов....
Цитата:
а где можно книжечку достать .. очень хочется
Я прочитал в и-нете, вот ссылка
__________________
БУДЬТЕ БДИТЕЛЬНЫ!!! скайпы petroUchina и petrovchina, - это МОШЕННИКИ, которые прикрываются моим именем и репутацией для обмана клиентов!
Мой скайп PETROVCHINA почта [E-mail могут видеть только зарегистрированные пользователи. ].
Alexander вне форума   Цитата



Здесь присутствуют: 2 (пользователей: 0 , гостей: 2)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.


Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Китай - первые впечатления или заметки перебежчика Vershinin_aleksei В Китай на ПМЖ 12 22.11.2016 19:12
Малый бизнес для русского лаовая в Китае: идеи, мнения Monsure Малый и средний бизнес в Китае 61 29.05.2016 14:02
"История одного заказа" или "Осторожно, мы закрываемся"" phil7114 Бизнес в Китае, с китайцами и по-китайски 13 27.02.2015 00:32
Сталин и Мао не слушают нас - заметки об истории и современности Китая Ruslan Ma Общие темы по Китаю (архив) 3 02.11.2010 21:35
Рассказ(ка) о Китае или путевые заметки: "ДАВАЙ-ЛОВАЙ, не оплошай!" GaLin Отчеты о путешествиях по Китаю 35 27.07.2010 13:03

Как получить статус "проверенный коммерсант"

AMUR TRANS CARGO

ASIA-IMPORT GROUP





ExpressCargo24

SUMMIT SERVICE CO LTD



Opportunity Guide

Fast Cargo











Powered by vBulletin® Version 3.8.7p
Copyright ©2000 - 2017, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot
Designed by: OldEr.
Search Engine Optimisation provided by DragonByte SEO v2.0.26 (Lite) - vBulletin Mods & Addons Copyright © 2017 DragonByte Technologies Ltd.
SINO © 2008-2016. All rights reserved.
создание сайта — студия веб дизайна Indian Summer Studio, Москва, 2009
Текущее время: 10:30. Часовой пояс GMT +8.
Facebook ВКОНТАКТЕ Skype Одноклассники Pinterest LinkedIn Twitter Google Plus Email YouTube